Role of the complex Turing test in the methodology of artificial societies
Table of contents
Share
Metrics
Role of the complex Turing test in the methodology of artificial societies
Annotation
PII
S207751800000051-5-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Andrey Alekseev 
Affiliation:
Address: Russian Federation, Moscow,
Abstract
The project "artificial society" is the most important tool in a number of other possible methods of analysis and forecasting of the ways of social development. The principal method of this approach are private and derived ideas associated with the name of A. M. Turing. This paper presents a Comprehensive Turing test as a computer the definition of "society" and the formal definition of "artificial society"
Keywords
complex Turing test, Turing test, artificial societies
Received
13.10.2011
Date of publication
01.12.2011
Number of characters
80494
Number of purchasers
0
Views
1380
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

2

23 июня 2012 г. мировая общественность празднует знаменательный юбилей – 100 лет со дня рождения выдающегося английского ученого Алана Мэтисона Тьюринга. Он написал мало теоретических статей по логике, математике, вычислительной технике, объём их невелик, однако выраженные в этих работах категориально простые и потому гениальные идеи нашли широчайшее применение и многообразные интерпретации буквально во всех сферах жизни современного общества, инфраструктура которого настолько компьютеризованна, что сам факт его существования и самодетерминации задаётся компьютерным инструментарием. Проект «искусственного общества»1 представляется наиболее значимым инструментарием в ряду других возможных способов анализа и прогнозирования путей общественного развития. В самой основной части этого инструментария – в методологической – особенно важными представляются следующие собственные и производные идеи, связанные с именем А.М. Тьюринга: 1) машина Тьюринга как компьютерная дефиниция «алгоритма» (1936 г.[3]); 2) функционализм машины Тьюринга (предложен Х. Патнэмом в 1960 г.) как компьютерная дефиниция «сознания» и вытекающая из данного определения функционалистская психофизическая парадигма, изначально решающая проблему «дух/тело» путём отождествления психических феноменов с логическими состояниями машины Тьюринга и доминирующая в современной философии сознания в различных вариациях; 3) Тест Тьюринга как компьютерная дефиниция «интеллекта» и формальное определение понятия «искусственный интеллект» (1950 г.); 4) разнообразные версии и интерпретации Теста Тьюринга (с 1950-х г.г. по сегодняшний день) как компьютерные дефиниции многообразных физических, витальных, ментальных, персональных, социальных феноменов, таких, как «жизнь», «творчество», «познание», «понимание», «любовь», «свобода», «общество» и пр., предложенные в работах Дж. Маккарти, Д.Деннетта, Н. Блока, К. Колби, Дж. Серля, Р. Френча, Ю. Геновой, С. Ватта, А. Сломана, С. Брингсйорда, Дж. Лукаса, Р. Пенроуза, Дж. Мура, Дж. Баресси, С. Харнада, П. Швайзера, Дж. Поллока, Р. Кирка, Д. Чалмерса, В.К. Финна и др.

1. «Искусственное общество» рассматривается исключительно в контексте компьютерных способов имитации, моделирования, репродуцирования процессов, связанных с жизнью общества, т.е. в рамках тематики данного журнала. Термин «искусственно общество» крайне полисемично и его использование имеет давнюю историю. В рамках наличных у автора электронных ресурсов JSTOR и Wiley, первое употребление слова «artificial society» обнаруживается в обзорной работе 1863 г., описывающей способы конструирования социального поведения горилл и троглодитных негров [24, P.52].
3

В данной работе предлагается 5) Комплексный тест Тьюринга как компьютерная дефиниция «общества» и формальное определение понятия «искусственное общество». По мнению автора, именно интегральное использование частных компьютерных дефиниций, которые предлагаются в различных версиях тестов Тьюринга, поспособствует динамичному охвату полидисциплинарной проблематики искусственных обществ – самой сложной проблематике на сегодняшний день в науке, культуре, технологии и наиболее перспективной для формирования общих и частных стратегий общественного развития.

4

Комплексный статус методологии искусственных обществ в исследованиях искусственного интеллекта

5

Современные междисциплинарные исследования искусственного интеллекта (ИИ) охватывают широкий спектр когнитивно-компьютерных феноменов, который в последнее десятилетие достаточно четко дифференцирован проектами конвергентного развития комплекса НБИКС (нано-, био-, когни-, инфо-, социо-технологий). Развитию биотехнологий способствуют исследования «искусственной жизни» (artificial life), ориентированные на компьютинг витальных феноменов. Когнитивная технология базируется на метафорах, подходах, концепциях, моделях «искусственного сознания» (machine consciousness, robot mind) и «искусственной личности» (artificial personality, computer person), соответствующих компьютингу ментальных феноменов (например, квалиа, восприятие, представление, мышление, понимание, интуиция) и персональных феноменов (таких как самость, личность, индивидуальность, свобода, ответственность). Социокультурные явления в последнее десятилетие активно изучаются в «искусственном обществе» (artificial society) – чрезвычайно перспективном инструментарии информационных и социальных технологий, ориентированном на компьютинг самых различных явлений общественной жизни – от материально-производственной сферы до религиозных верований. «Искусственный мир» (artificial world, synthetic world) в ряде футурологически окрашенных концепций представителей «цифровой философии» связывается с достижениями нанотехнологии, однако даже в презумпции редукционистского физикализма имеются методологически корректные идеи творить «искусственный мир» посредством интеграции достижений НБИКС, причём необходимо добавить к этому комплексу космическую технологию.

6

Подобного рода меганаучным, сверх-интеллектуально-ёмким проектам отнюдь не по историко-научным соображениям присваивается ярлык «исследования искусственного интеллекта». Во-первых, им имманентен сложный интеллектуальный компьютинг, в основе которого – схемы творческой деятельности человека. Во-вторых, и, пожалуй, наиболее значимо то, что фундаментальные способы исследования и реализации когнитивно-компьютерных феноменов НБИКС-технологий инспирированы методологическими и мировоззренческими идеями, концепциями, моделями, методами, средствами, наработанными за шестьдесят лет в философских исследованиях искусственного интеллекта. В связи с этим, скажем, «философия когнитивной науки», «философия высоких технологий» или т.н. «философия постчеловечества» - лишь некоторые вариации философии ИИ. Именно в философии ИИ впервые была обозначена идея компьютинговой реализации самого существенного для homo sapiens когнитивного феномена – интеллекта. Все прочие феномены – витальные, психические, социальные – производны от интеллекта как целостной интегративной способности человека упорядочивать чувственные данные, рационально рассуждать и нормативно регулировать активность.

7

В системе исследований искусственного интеллекта методология искусственных обществ (ИО) обладает фундаментальным и интегральным статусом. Фундаментальная роль приписывается в силу общих положений о роли и месте научной методологии в структуре знания современного человека. В исследованиях ИИ, в контексте которых рассматривается проблематика ИО, выделяются следующие уровни [17]: 1) философский, который формируется рефлексией над а) мировоззренческими ориентирами современного человека, связанные с компьютерно-ориентированной модификацией традиционных представлений о смысле жизни, свободе, социальном идеале; б) методологическими способами организации междисциплинарных исследований когнитивно-компьютерных феноменов; 2) научный уровень, на котором а) выдвигаются теоретические конструкции (идеи, модели, системы) и б) исследуются прототипы когнитивно-компьютерных систем – эмпирические модели, которые верифицируют и эвристически обогащают теоретические положения; 3) практический уровень, на котором а) проектируются, внедряются, развиваются инженерные системы и технологии и б) используются компьютерные технологии в быту и повседневности. Система исследований ИИ целостна, так как на бытовом уровне действует конкретный индивид – носитель мировоззрения и поэтому уровень 3.б замыкается на уровень 1.а.

8

Методология искусственных обществ, формируя категориальные способы обживания человеком современного компьютерного мира, цементирует все выделенные уровни. Фундируя общие параметры и специфические характеристики в философских, научных и практических методах, методология ИО призвана обеспечить создание адекватного концептуального инструментария как «прибора добывания знания» (В.Л. Макаров), «культурной универсалии» (В.С. Стёпин), «аппарата отображения» (К. Лоренц), «воспринимающего аппарата» (К. Поппер), «априорной конструкции» (И. Кант). Используя такой когнитивно-компьютерный путеводитель по просторам информационного общества, человек рационально конституирует самого себя и конструирует собственное социокультурное окружение. Сегодня о полновесном инструментарии ИО можно судить лишь в сослагательном наклонении, однако автор не видит особых принципиальных трудностей в его построении.

9

Интегральная роль, приписываемая методологии ИО, объясняется предметно-содержательными тенденциями комплексного компьютинга всех сфер жизни человека и общества, начиная от биологических проявлений и завершая трансцендентными феноменами религиозных верований. Функция интеграции различных направлений ИИ реализуется Комплексным Тестом Тьюринга, который так же обеспечивает конкретизацию, как правило, абстрактных когнитивно-компьютерных моделей под нужды субъекта – пользователя инструментарием ИО.

10

В методологических исследованиях ИО одна из главных задач состоит в выявлении и нахождении фундаментальных компьютерно-ориентированных культурных универсалий, эпистемологических средств, моделей, метафор, концепций – всего того, на чём, собственно, базируется человеческое представление мира. Главная заслуга А.М. Тьюринга состоит в том, что он предлагает фундаментальные концепции компьютинга в форме машины Тьюринга и теста Тьюринга.

11

Роль Машины Тьюринга

12

Машина Тьюринга составляет концептуальную сущность современного компьютинга по причине того, что данный мысленный пример, изначально предназначенный для формализации последовательности действий математика при выполнении им вычислений, оказался наиболее демонстративным формальным определением интуитивного понятия «алгоритм». Управляющее устройство МТ посредством считывающе/записывающей головки манипулирует символами на ленте и осуществляет переходы на множестве дискретных состояний в соответствии с автоматной таблицей, представляющей программу, которая реализует некоторый алгоритм. Среди равнозначных фундаментальных формальных определений «алгоритма», в принципе, подобную роль выполняет математическая трактовка, предложенная А. Чёрчем посредством частично и примитивно рекурсивных функций, а так же лингвистическая трактовка, предложенная А.А. Марковым посредством подстановок символьных выражений. Трактовки «алгоритма» эквивалентны: Тезис Чёрча-Тьюринга утверждает, что любая интуитивно вычислимая функция является частично вычислимой, и может быть вычислена МТ. «Принцип нормализации» Маркова фиксирует, что любой нормальный алгорифм в смысле А.А. Маркова эквивалентен некоторой МТ, и, наоборот, т.е. алгорифм Маркова эквивалентен как МТ, так и частично рекурсивным фунциям Чёрча. Трактовки равнозначны, однако различаются в смысловом отношении, причем очевидно, что МТ – на вершине эвристической компетентности, так как: 1) МТ легко вообразима в формате мысленного примера и представима, скажем, в виде макета; 2) МТ двуаспектно совмещает два плана: формальный (символы на ленте) – компьютерная программа, и физический (причинный, каузальный) – действующее устройство, переходящее из одного состояние в другое. Т.е. программа как запись алгоритма на специализированном языке не отрывается от её реализации, в отличие от других трактовок, которые требуют дополнительных концепций, моделей, соображений по поводу физической реализации программы, записанной в формате лямбда-исчислений (для трактовки А. Чёрча) или в формате продукций (для трактовки А.А. Маркова). Из (2) так же следует возможность наиболее значимой для современной культуры философской парадигмы сознания – функционализма. Более того, из (2) при наличии специфических условий применения МТ в игре в имитацию компьютером интеллектуального поведения последовало становление философии искусственного интеллекта. Ряд этих условий предложен в работе 1950 г. «Вычислительные машины и интеллект» в формате Теста Тьюринга.

13

Роль Функционализма машины Тьюринга

14 Функционализм машины Тьюринга – исторически первая и оригинальная версия функционализма, предложенная в 1960 г. Х. Патнэмом в работе «Сознание и машины» [11] как вариант решения психофизической проблемы сознания. ФМТ отождествляет психические состояния с логическими состояниями Машины Тьюринга, тем самым принципиально отличаясь от иных парадигм сознания, среди которых выделяется: 1) физикализм, отождествляющий психические и физические феномены, и имеющий много вариаций, например, а) эпифеноменализм, полагающий, что психическое – всего лишь иллюзорный, несущественный «придаток», «тень» психического и б) элиминативизм, в рамках которого термины, выражающие психическое, должны в процессе развития научного познания заменяться терминами, обозначающими физические явления; 2) идеализм, который предполагает обратное относительно предыдущей парадигмы отображение психического в физическом так же с различными вариациями, такими, как а) феноменологизм как смысловое конституирование реальности, б) интроспекционизм – порождение реальности вследствие рефлексии над собственными психическими явлениями; 3) дуализм, предполагающий независимое друг от друга протекание психических и физических явлений и по-разному трактующий способ связи между этими двумя рядами, например: а) параллелизм, который полагает случайность отношений между процессами; б) окказиционализм, жестко детерминирующий эти связи; в) интеракционизм, в котором активным характером обладают и психическое и физическое – они совместно конституируются в процессе «диалога»; 4) бихейвиоризм, редуцирующий психическое к поведенческим актам и поведенческим диспозициям (универсальным схемам деятельности). Имеется ряд иных парадигм сознания.
15 Для выделения специфики ФМТ относительно этих парадигм сознания подчеркнём, что в контексте методологии компьютерной науки все подобного рода теории принципиально вычислимы. Выделим сильные и слабые компьютерные версии данных теорий применительно к проблематике искусственных обществ, предполагая с очевидностью аподиктичность той или иной концепции сознания в модели общественных явлений.
16 Для сильных интерпретаций, как правило разрабатывается или подбирается компьютерная метафора – использование риторических фигур позволяет прояснить сложные концепции посредством более простых. Например, интересной интерпретацией физикалистской парадигмы общества представляется пиксельная метафора [14]: пиксель на экране монитора – это единичный физический процесс, в то время как паттерны, которые образуются в результате сочетания пикселей в динамике формирования и трансформирования образов – это схемы социальных феноменов (также – витальных, социальных, культурных явлений). От пиксельной метафоры – один шаг к организации «общества» как однородной структуры и, далее, как многоагентной системы. По всей видимости, непосредственное применение методов и средств «искусственной жизни» в инструментарии «искусственных обществ», инспирировано пиксельной метафорой социальных явлений. В условиях слабых интерпретаций перечисленные общие и частные теории сознания выступают в роли логико-алгебраических теорий компьютерной модели. Вычислительная парадигма воистину универсальна по причине синтаксической выразимости в числовом формате любой теории – физической, психологической, биологической, социологической и пр. Современная наука и технология выражается неопозитивистским языком, по крайней мере, по стилю аргументации, логической связности, способу верификации результатов. Поэтому все возможные научные высказывания можно редуцировать к целочисленной арифметике (посредством, например, гёделевой нумерации). В рамках данного подхода целесообразно утверждать о том, что «искусственные общества» - это компьютерная модель некоторой социологической теории, которая строится под конкретные задачи исходя из всевозможных комбинаций наличных и требующих доработки теорий. Рабочая теория обязательно включает представления об индивидах, способах и формах социализации и ориентируется на инструментарий имитации и/или моделирования социокультурных явлений. Например, В.А. Истратов, изучая параметры потребительской «надобности», использует инструментарий агентно-ориентированного моделирования и наделяет агентов (индивидов) широким спектром психологических и социологических параметров – «настроением», «эйфорией», «депрессией», «удовлетворённостью», «авторитетом», «счастьем» используя при этом разнообразные положения многочисленных научных теорий [29].
17 В отечественной науке в школах В.Л. Макарова и А.Р. Бахтизина используются и сильный и слабый подходы к компьютерной интерпретации социологических моделей [28, 29, 34, 35]. Исходя из работ, представленных в журнале JASSS (Journal of Artificial Societies and Social Simulation), практика приписывания биологических, психологических и социологических терминов агентам и классам агентов является доминирующей в изучении «искусственных обществ» не только в нашей стране, но и за рубежом. Очевидно, что «искусственное общество» в рамках данного подхода – это имитационная компьютерная модель, но не «искусственное общество» как таковое.
18 На мой взгляд, присвоение компьютерному инструментарию статуса «искусственное общество» тогда правомочно, когда «социальное» (следовательно, и «ментальное») получает достаточно чёткую компьютерную дефиницию. Подчеркнем, что ни одна из перечисленных парадигм сознания, помимо функционализма машины Тьюринга и последующих модификаций данной разновидности функционализма не включает компьютинг в качестве собственного параметра, имманентного, внутренне неотделимого от самой сущности теории. Согласно ФМТ психические феномены вычислимы по своей природе и организованы по тому же принципу, что и компьютерная система, обеспечивающая обработку информации [7]. Если, скажем, «настроение», «счастье» и пр. в упомянутой выше работе В.А. Истратова – это вычислительно оформленные параметры модели соответствующей теории, то в рамках ФМТ такие психические феномены суть вычисления – семантические значения употребления этих терминов применительно к компьютеру и человеку не различаются. Т.е., согласно ФМТ, психика функционально инвариантна субстрату реализации – человеческому мозгу, компьютеру, тине марсианина. В работе «Философия и наша ментальная жизнь» [13] Х. Патнэм более чётко формулирует функционализм МТ: 1) человек — это машина Тьюринга; 2) психологические состояния человека — это состояния машины Тьюринга или дизъюнкции состояний машины Тьюринга.
19 Обобщая эти идеи к проблематике искусственных обществ, ФМТ утверждает: 1) «социальное» инвариантно относительно субстрата реализации; 2) общество – это машина Тьюринга; 3) способы, формы и содержание социального феномена – суть логические состояния машины Тьюринга. В такой трактовке ФМТ отсутствуют теоретические положения психологии, социологии и др. наук. Компьютерная дефиниция терминов двумерная – личные переживания, соотносимые с состояниями компьютера. В слабом подходе к инструментарию ИО семантика терминов так же ограничивалась двумя измерениями, но в том случае отсутствовали суждения первого лица. Здесь отсутствуют суждения от третьего лица, однако такой подход к компьютингу социальных явлений следует обозначить как суперсильная компьютерная интерпретация – как можно непосредственно отождествлять богатство духовного мира человека с содержанием компьютинга? Несомненно, это слишком сильный тезис. Сегодня такой подход эксплуатируется, как правило, исследователями «постчеловечества». Сам Х. Патнэм, пытаясь совместить социокультурную проблематику с машинным функционализом, посчитал свою концепцию глубокой ошибкой и скатился к солипсизму в решении вопроса множественной реализации тождественных психических состояний на различных физических субстратах: ментальные состояния – это мои личные состояния, укоренённые в социальные отношения между людьми, которые невозможно описать ни машинными состояниями, ни дизъюнкциями машинных состояний.
20 Тем не менее, исходные оптимистичные идеи ФМТ, сформулированные Х. Патнэмом, сегодня активно используются в компьютинговых теориях ментального и социального [7], но намного смягчились в смысле тезиса отождествления психических явлений с компьютерными процессами. В контексте наших исследований подобного рода «смягчение» и формулирование умеренной компьютерной версии инструментария искусственных обществ осуществляется двумя способами: 1) двумерная семантика компьютерной дефиниции терминов дополняется до 3-х измерений, в результате чего образуются тернарные отношения: личный феномен сознания/научная теория/компьютерный проект; 2) жесткий функционализм машины Тьюринга смягчается функционализмом теста Тьюринга, в рамках которого факт наличия в системе психического, социального и т.п. феномена обусловлен во многом произволом и компетентностью наблюдателя. Активное конструирование реальности, согласно которой субъект конституирует собственную систему в соответствии с социокультурными смыслами, ценностями, нормами, регулятивами и пр. сегодня принято обозначать термином «постнеклассическая рациональность» (В.С. Стёпин). Поэтому методология искусственных обществ, изучаемая в рамках Теста Тьюринга, соответствует новейшим канонам системного анализа и синтеза. Роль Теста Тьюринга
21 За 60 лет развития, термин «Тест Тьюринга» претерпел изменения, наслоения, модификации. Термин появился в середине 1970-х гг. – свидетельствует Дж. Лассаж в статье «Какую разновидность Теста Тьюринга подразумевал Тьюринг?» [8]. Вполне возможно, что впервые данный термин ввёл известный робототехник и редактор журнала «Машинное мышление» Дональд Мичи в 1974 г. (Во время второй мировой войны Д. Мичи работал в одной группе с А. Тьюрингом). По крайней мере, Джеймс Мур в статье 1976 г. «Анализ Теста Тьюринга» употребляет «Тест Тьюринга» как вполне устоявшийся в научном сообществе термин [9].
22 В значении данного термина известные исследователи Г. Оппи и Д. Доу усматривают три смысла [6]: 1) обозначение тезиса А. Тьюринга о бессмысленности вопроса «может ли машина мыслить?» и переводе интуитивных рассуждений о компьютерном интеллекте в рациональный дискурс о предполагаемой неотличимости компьютера и человека в условиях игры в имитацию компьютером интеллектуального поведения («The Imitation Game»); 2) обозначение бихейвиоральных тестов на наличие сознания, мышления, интеллекта в контексте исследований проблемы сознания; 3) определение логически достаточных условий приписывания сознания, мышления, интеллекта и пр. некоторой компьютерной системе.
23 Исходя из работ, посвящённых изучению различных версий ТТ (см. ниже) добавим следующее. Тест Тьюринга – это: 1) критерий интеллектуальности систем различной природы – человеческих, биологических, социальных, технических, «других», «чужих», «иных»; 2) антиэссенциалистский способ сбора данных и фактов по поводу того, что компьютерной системе присущи феномены интеллекта, сознания, понимания и пр.; 3) компьютерная система идентификации качественных и количественных параметров, свойств, способностей сознательной, подсознательной, бессознательной деятельности; 4) «соломинка», позволяющая не утонуть в «болоте» метафизических спекуляций по проблеме сознания; 5) инструкция по поводу обмана человека в «человечности» машины (компьютера); 6) техническое задание на разработку интеллектуальной системы; 7) функциональная аппроксимация естественного интеллекта, каждый элемент которой всё более точно воспроизводит и корректирует предшествующее определение интеллектуальности компьютерной системы; 8) логико-лингвистическая модель естественно-языкового интерфейса с компьютером; 9) целевой проект электронного «усилителя» творческой деятельности; 10) квазиалгоритмическая модель естественного интеллекта. Выделенные значения термина проявляются в контексте трёх основных функций ТТ: дефинитной, критической, конструкторской. Дефинитная функция обеспечивает компьютерно-ориентированное определение понятия «интеллект» и проявилась в концепции тьюринговой игры в имитацию интеллектуального поведения. Имеются две наиболее общие интерпретация Игры в имитацию, которые формулируются в версиях т.н. «Канонического Теста Тьюринга» [16]. В первой версии судья определяет, кто из игроков за «стеной Тьюринга» является человеком, кто - компьютером. Во второй версии судья оценивает x-систему и его задача состоит в определении «человечности» системы. Следует отметить, что А. Тьюринг не называл тестом диалоговые задания по идентификации пола игрока, и вообще понятие «тест» у него употребляется отнюдь не в связи с определением «интеллекта» вычислительной системы.
24 Критическая функция, послужившая прообразом современных дискуссий по поводу компьютерного «мышления», проявилась в целом спектре вопросов и ответов по поводу компьютерного мышления: 1) Математическое возражение; 2) Возражение с позиции сознания; 3) Возражение о различных невозможностях; 4) Довод о неформальном поведении; 5) Возражение по поводу непрерывности нервной системы; 8) Возражение от боязни и неприязни («голова в песке»); 6) Теологическое возражение; 7) Телепатическое возражение («с точки зрения сверхчувственного восприятия»). Сегодня данная полемика явно или неявно воспроизводится и дополняется в дискуссиях по поводу компьютерной реализации витальных, ментальных, персональных, социальных феноменов: «может ли машина жить?», «может ли компьютер понимать?», «может ли робот любить?» и пр. В принципе, истоки критической функции ТТ просматриваются в «Тесте Декарта» [16], который отрицательно отзывался о возможности машины имитировать человека, даже если она будет физически неотличима от него, так как не сможет должным образом составлять языковые выражения и ей не под силу охватить всё многообразие поведенческих ситуаций, даже если в некоторых частных случаях машина может действовать лучше людей. Конструкторская функция. Крайне важная функция для компьютерной дефиниции феномена «интеллект». Необходимо разработать и убедительно продемонстрировать проект компьютерной системы, способной имитировать и/или моделировать интеллектуальную деятельность человека. Следует отметить – и это важно для понимания различий функционализма Машины Тьюринга от функционализма Теста Тьюринга – для компьютерной дефиниции «интеллекта» в статье 1950 г. что А.М. Тьюринг не использовал проект МТ (1936 г.) – «силы» данной машины явно не хватает для решения творческих задач, в отличие от чисто алгоритмических математических задач. Проект интеллектуального компьютера состоит из двух частей: 1) универсальная цифровая вычислительная машина; 2) нейронная сеть. Отметим, что буквально все исследователи ТТ, создавшие крупные версии теста, вторую часть не замечают.
25 Универсальная ЦВМ (прототип современного бытового компьютера) снабжена механизмом случайных переходов по автоматной таблице. Теперь она обозревает не одну ленту, а книгу правил, на каждой странице которой представлены частные сценарии действий. Универсальная машина лишь частично представима МТ и, помимо стандартных алгоритмических свойств, обладает индетерминированностью, сингулярностью (может решаться лишь одна уникальная задача), нерезультативностью (процесс может и не иметь остановки); непрерывностью. В понятии квазиалгоритма («как бы» алгоритма) все характеристические термины из дефиниции алгоритма, получают модальную нагрузку и дизъюнктивную окраску. Т.е. квазиалгоритм – это модально определённый алгоритм. Более интересный проект компьютера – нейрокомпьютер – А.М. Тьюринг пытается построить исходя из опровержения аргумента Лавлейс. Универсальная ЦВМ слаба для имитации «интеллекта». И собственно, «что» надо имитировать интеллектуальным компьютером? А.М. Тьюринг полагает, что интеллектуальную систему следует проектировать исходя не из проблемы «интеллекта» и, тем более, не из проблемы «сознания», хотя вроде очевидно, что интеллект – некоторая составляющая «сознания» и проект компьютера должен это учитывать. Требования к интеллектуальному компьютеру формулируются из проблемы творчества. Данное положение крайне интересно для развития современной методологии ИИ в общем и методологии ИО в частности. Дело в том, что в философии ИИ, осуществляющей мировоззренческую рефлексию над проблематикой искусственного интеллекта и методологическую организацию научной и практической деятельности по построению и применению интеллектуальных систем, крайне важным представляется поиск базисных проблем, от решения которых надежно и основательно зависит успех в развитии всех направлений ИИ, обозначенных в начале данной статьи, в которых методология ИО выполняет цементирующую и интегрирующую роль. В отечественной методологии ИИ, систематическая институциональная организация которой началась не так давно, с создания в марте 2005 г. Научного Совета РАН по методологии искусственного интеллекта (НСМИИ РАН), роль такой фундаментной проблемы играет «проблема сознания». Проблему обозначил сопредседатель НСМИИ РАН проф. Д.И. Дубровский и в силу его авторитета и активности проблема попала на топ-вершину междисциплинарных проблем ИИ. Суть состоит в изучения кодов нейральной активности мозга и репродуцирования феноменов сознания на субстрате, отличном от биологического мозга. Вне всякого сомнения, данная проблема важна и стратегически крайне перспективна. Более того, в рамках данной концепции особо интересна апробация предложенной выше 3D-семантики компьютерной дефиниции интеллектуальной системы. Однако отметим, что ряд видных исследователей ИИ, более полвека отдавших развитию этой технологии, ни о какой «проблеме сознания» ранее не слышали.
26 Крайне незначительную роль проблематике сознания отводит также А.М.Тьюринг. Он полушутливо парирует контраргументы «от сознания» и «от х-возможностей» по линии защиты идеи компьютерной имитации мышления [1, P.445-450]. Первое возражение снимается исходя из солипсической позиции – по поводу сознания другого человека мы заключаем лишь по аналогии со своим собственным сознанием и по большей части приписываем сознание в силу условностей вежливости. Точно так же, как мы приписываем сознание другому человеку, мы можем приписать сознание и компьютеру, который оценивается в условиях игры в имитацию интеллектуального поведения. Второй контраргумент («от различных возможностей») А. Тьюринг так же посчитал незначительным. Эти возможности, по сути, редуцируются к частным аспектам сознания и к комбинациям этих аспектов. Как и предыдущий, данный аргумент опровергается не совсем серьезно: машине «любить клубнику» надо в той же мере, как и «сиять на конкурсах красоты». Собственно, зачем машине обладать сознанием? Машина должна что-то производить, работать, в частности, решать интеллектуальные задачи, а включать в способ функционирования машины иллюзии по поводу «горизонтов» и «структур» сознания – бесперспективное занятие.
27 Таким образом, интеллектуальный компьютер А.М. Тьюринг изначально ориентирован на реализацию феноменов творческой деятельности, но отнюдь не феноменов «сознания». В связи с этим проблематика творчества существенно превалирует в оригинальном ТТ и по сути роль ТТ проявляется в изучении проблемы творчества, но не интеллекта, ни тем более проблемы сознания. Проблематика творчества проявляется, в частности, в том, что среди рубрик упомянутого выше Полемического стандарта, предложенного А.М. Тьюрингом для ответа на возможные возражения по вопросу «Может ли машина мыслить?» наибольшая значимость приписывается аргументу Лавлейс (АЛ) [1, P. 450]. Важность роли, которую А. Тьюринг придавал АЛ, проявляется не только в объеме соответствующей части статьи – данной теме отводится целый параграф, самый важный, заключительный. В большей степени интересен проект компьютера, способного имитировать и моделировать феномен творчества – нейросетевой проект машины-ребёнка и гибридный проект машины-взрослого, которая «вырастает» из машины-ребёнка.
28 Аргумент Лавлейс. Возражение леди Лавлейс буквально таково: «Аналитическая машина не претендует ни на что оригинальное. Что бы машина не сделала, нам известен способ, как она это сделала» [1, P. 450]. Т.е. машины не способны к творчеству, так как сами по себе не могут создать ничего нового, они лишь следуют программным инструкциям. Всё «творческое» предопределено программистом. Выделим два варианта ответа на возражение А. Лавлейс, которые предложил А.М. Тьюринг и которые в свете основной конструкторской оппозиции, заключающейся в приоритетности лингво-компьютинга либо нейро-компьютинга (см. подробнее в [18, 23]), обозначим как «репрезентативный ответ» и «коннекционистский ответ».
29 Репрезентативное опровержение аргумента Лавлейс. Разобьем репрезентативное опровержение на ряд пунктов.
30
  1. А. Тьюринг перефразировал АЛ: «чтобы машина не делала, на самом деле она ничего нового не делает» [1, P.450]. Выдвигается контраргумент: «Под солнцем ничего нового не происходит. Всё, что мы считаем оригинальным, на самом деле представляется лишь результатом обучения или следствиями общеизвестных принципов» [1, P. 450].
  2. А. Тьюринг вновь изменяет тезис АЛ: «машины не способны творить, так как они ничем нас удивить не могут». От себя он замечает – напротив, машины его лично очень даже часто удивляли, например, из-за технических сбоев. В последующем исследователи ТТ часто удивлялись «удивлению Тьюринга» - разве можно серьёзно расценивать компьютерный сбой как акт творчества. Отметим, что в научных фэнтези к этим нарушениям относятся вполне «серьёзно». Как правило, в результате некоторого программного сбоя у роботов возникает сознание и самосознание. Конечно, воображение авторов охвачено интуицией по поводу того, что возникновение феномена сознания возможно лишь за пределами алгоритмической регулярности, т.е. предполагает креативный акт. Если спуститься с небес фантазий к практике программирования, то следует вспомнить то, что ошибка имманентна программе – согласно вполне нешуточному «закону Мёрфи», в любой программе, в которой выявлено n-ошибок, имеется как минимум n+1-ошибка. Так что программы «удивляют» в силу внутренней специфики процесса программирования. Отметим так же, что специалисты, усматривающее в программировании форму творчества, применяют интересный термин «клудж». Это – сотканный их множества несвязанных неработоспособных модулей программный код, который, однако, как ни странно и не смотря ни на что, работает. Клудж, конечно, «удивляет», в первую очередь, разработчика, который не может выявить причины его работоспособности. Однако вряд ли целесообразно усматривать имитацию творческого процесса в компьютерных сбоях, программных ошибках и клуджах.
  3. «Контраргумент от неопределённости понятия ‘творчество’». Возражение АЛ отводится, так как совершенно непонятна человеческая способность к творчеству. Подлинного автора идеи обнаружить невозможно, ведь автора обучили другие авторы идеи, а их, в свою очередь, предшественники. Более того, не очевидны критерии оригинальности производимых артефактов – понятие «уникальности» крайне релятивно.
  4. Ещё одну интерпретацию репрезентативного опровержения АЛ обозначим как «аргумент от технического несовершенства». Проблематика компьютерного творчества изучается А. Тьюрингом на базе компьютера, который подразумевается в контексте работ А. Лавлейс, т.е. аналитическая машина Ч. Бэббиджа (Babbage’s Analytical Engine). Здесь А. Тьюринг солидарен с первой программисткой – у такой машины напрочь отсутствует возможность «творить», т.е. АЛ срабатывает. Однако машины, разработанные после смерти А. Лавлейс, способны к самостоятельному мышлению и творчеству – считает А. Тьюринг. Т.е. в АЛ не учтены перспективы компьютерной технологии. Машина Бэббиджа и ряд других машин представимы универсальной цифровой вычислительной машиной (ЦВМ) и собственно возможность моделирования многообразия машин наделяет её креативными способностями – она способна имитировать процесс преобразования одного спецвычислителя в другой, и подобного рода «порождение» можно считать некоторой формой творческого процесса. К сожалению, А. Тьюринг не специфицировал требований к универсальной ЦВМ, которые позволили бы пройти тест Лавлейс. Спустя полстолетие С. Брингсйорд попытался определить требования, наложив строгую аксиоматику на аргумент Лавлейс и убедительно доказал, что креативные цифровые компьютеры не существуют [5].
31 Подведём итог репрезентативному опровержению АЛ. Очевидна логическая некорректность аргументации, как правило, из-за подмены тезисов. Так же опровержение неубедительно из-за объективных факторов – символьными средствами трудно и, по всей видимости, невозможно адекватно имитировать креативные феномены. Логико-атомистический каркас репрезентативной парадигмы не обеспечивает свободы развития сущностей и связей моделируемой предметной области, ведь любая достаточно сложная система формализованных знаний продуцирует результаты в контексте известного (здесь срабатывает аргумент Гёделя). Комбинация экспертных знаний не ведёт к росту знаний. Доводы в пользу креативного лингвокомпьютинга, подкреплённые проектом универсальной ЦВМ, не убедительны.
32 Иное дело – коннекционистское опровержение. На нем А. Тьюринг основательно акцентирует и предлагает концептуальный проект машины, который, в принципе, позволяет отвести аргумент Лавлейс. Машина снабжена программой обучения с её нейросетевой реализацией. Концепция нейрокомпьютинга коренным образом меняет исходную идею ТТ – от имитации интеллекта А. Тьюринг отказывается и настаивает на моделировании эволюционно-эпистемологических механизмов развития человеческого интеллекта.
33

Коннекционистское опровержение аргумента Лавлейс. В статье, где прозвучала идея оригинального ТТ – «Вычислительные машины и интеллект» 1950 г. [1] – А. Тьюринг продолжает изучать проект обучаемых машин, впервые предложенный в более ранней публикации «Интеллектуальные машины» 1948 г. [2]. Для разработки обучаемой машины вначале следует определить: 1) исходную систему знаний и интеллектуальных способностей, которыми обладает взрослый человек; 2) способ прироста знаний в ходе обучения; 3) способ извлечения опыта, который не может быть представлен как обучение. После изучения данных вопросов следует «очиститься» от системы знаний, оставив лишь интеллектуальные способности, которые собственно являются моделью интеллекта ребёнка. Таким образом, мы получаем машину-ребёнка. Далее машину-ребёнка следует «обучать». По завершению обучения знания и способности обучаемой машины должны максимально соответствовать таковым у взрослого человека. Тем самым из машины-ребёнка «вырастает» машина-взрослый. Важная характеристика обучаемой машины в том, что её учитель, как правило, не осведомлён о её внутренних процессах. Однако в некоторой степени он может предсказывать поведение «ученика». Эта возможность проявляется на поздней стадии обучения машины-ребенка. Собственно в этом А. Тьюринг усматривает опровержение аргумента Лавлейс, одна из версий которого: «машина может делать только то, что мы знаем, как приказать ей это сделать» [2, P. 29].

34

А. Тьюринг полагает, что интеллект ребёнка подобен чистому блокноту, купленному в канцелярских товарах. Поэтому достаточно простого механизма формирования знаний и большое количество «чистых листов», т.е. программу моделирования процесса обучения ребёнка создать несложно. Конечно, это неверно. Сегодня стало общим положением утверждение о том, что смоделировать процесс получения знаний ребёнком на несколько порядков выше по сложности создания модели мышления взрослого человека. А. Тьюринг в данном вопросе – оптимист и предлагает несколько интересных методов обучения машины-ребёнка, например, «метод кнута и пряника» [1, pp. 456–460] и [2, pp. l7–23]. В последующем данный метод блестяще применил Д. Мичи, создавший робота из спичечных коробков с разноцветными бусинками, который «самообучается» игре в «крестики-нолики».

35

При обсуждении идеи обучающихся машин, происходит коренное изменение исходной парадигмы оригинального ТТ. Идея аппроксимативно точной имитации диалогового интеллекта заменяется идеей максимально точного моделирования человеческого обучения. Машина-взрослый, по замыслу А. Тьюринга, реализуется универсальной ЦВМ. Машина-ребёнок реализуется нейронной сетью. Однако устройство нейрокомпьютера А.М. Тьюринг не раскрыл (в таблице 1 данный факт мы отметили символом “?”). Однако определённо он был убеждён: для создания мыслящей машины следует строить человеческую модель мышления, на основе которой машина станет обучаться таким же способом, каким обучается человек [2, P. 14]. Лишь тогда машины займут достойное место в обществе людей, помогая им во всех областях деятельности. На наш взгляд, коннекционистское опровержение аргумента Лавлейс намного убедительнее репрезентативного опровержения, однако не совсем понятен предложенный А. Тьюрингом проект нейросетевых механизмов моделирования процесса обучения.

36

Идея нейрокомпьютинга изменяет исходную установку ТТ. Стратегия развития ИИ – не только в имитации интеллектуального поведения, но в первую очередь, в разработке эволюционно-эпистемологических моделей обучения. Тест Тьюринга – это не только бихейвиоральный тест на интеллект, как полагает большинство философов ИИ. Идея нейросетевого моделирования процесса обучения позволяет рассматривать парадигму построения интеллектуальных систем с позиции других парадигм философии сознания, например, функционализма и физикализма. Таким образом, ТТ инвариантен относительно той или иной формы когнитивистской метафизики. Подобного рода плюрализм уверяет в широте охвата различных направлений современных исследований ИИ. Процесс обучения машины-ребёнка, однако, не реализуется нейронной сетью Тьюринга. Чистые листы в блокноте машины-ребёнка, точнее, стопка перфокарт (пускай это будут «слои» нейронной сети) и механизм параллельного доступа к ним (присваивающий «веса» «нейронам» из каждого «слоя») претендует лишь на формальное определение параллельного компьютинга, но никоим образом не нейрокомпьютинга. Более правдоподобным представляется проект машины, разработанный за 120 лет до статьи Тьюринга в 1832 г. российским инженером, пионером когнитивной науки в мировом масштабе С.Н. Корсаковым. В [23] доказывается, что машина Корсакова, по сути, представляется протонейрокомпьютером и собственно с неё следует отсчитывать идею нейрокомпьютинга. Имеется ряд интересных исследований машины Корсакова. Они требуют в последующем детального изложения. В [21] раскрыта принципиальная возможность совместимости машины Тьюринга с машиной Корсакова. Отличия между ними вроде несущественные. Например, в нейронной сети Корсакова «вес» задаётся усилием, затрачиваемым при прокалывании иглой сразу нескольких перфокарт, но не символом – характеристикой веса в нейронной сеть Тьюринга. Однако результаты простых различий колоссальны для принципов компьютинга. На наш взгляд, машина Корсакова представляется убедительным формальным определением «алгоритма» художника, но не математика, как это было у А. Тьюринга. Несомненно, это требует специального доказательства, как и то, что совмещение двух форматов фундаментальных определений компьютинга – машины Тьюринга и машины Корсакова – приводит к проекту гибридной лингво-нейро-компьютинговой системы, покрывающей широкий спектр когнитивных феноменов и способствующей конвергентному развитию НБИКС-комплекса за счёт реализации творческих процессов. В принципе, изучение конструкторской функции оригинального ТТ, в особенности идеи нейрокомпьютинга в контексте фундаментальной компьютерной дефиниции «алгоритма» и Комплексного теста Тьюринга позволило подать заявку на реформирование концепции вычислимости современного компьютинга. Однако это уже выходит за рамки данной статьи и представляется частью дальнейших исследований КТТ.

37

Завершим исследование роли оригинального ТТ подчеркиванием выработанного нами значения термина «Тест Тьюринга». Тест Тьюринга – это компьютерная дефиниция термина «интеллект». Теперь элегантное и вполне формальное определение: Искусственный интеллект – это квазиалгоритмическая реализация Теста Тьюринга.

38

Роль Частных тестов Тьюринга

39 Версии тестов Тьюринга задают частные компьютерные дефиниции витальных, ментальных, персональных и социальных феноменов. Все они принципиально выполняют дефинитную, критическую и конструкторские функции, предложенные в оригинальном ТТ. В настоящее время количество версий ТТ, которые мы называет «Частные Тесты Тьюринга» превышает несколько десятков. Кратко приведём примеры нескольких крупных версий (подробно см. в [20], русскоязычные переводы данных статей см. в [24]).
40 Версии теста Тьюринга.
41 Оригинальный ТТ (Тест Тьюринга) изучает особенности компьютерной реализации диалогового интеллекта, т.е. той формы мышления, которая востребована для организации связного разговора с собеседником на любые темы.
42 Тест Колби (параноидальный ТТ) изучает лингвистические аномалии и служит надёжным критерием оценки интеллектуальности существующих экспертных систем. Тест реализует диалог судьи с паранойиками и показывает, что современные интеллектуальные системы – «потёмкинские деревни», так как внешне связный диалог не поддержан динамическим развитием «знаний», имеющим внутрисистемную семантику. При проверке систем на «здравый смысл» (Д. Деннетт), они обязательно проваливают тест, так как способны реализовать лишь навязчивые идеи разработчиков и не имеют внутренних механизмов роста знаний; Гендерный ТТ (Тест Геновой) – решает внебиологические отличия мужчины от женщины. Тест служит решению вопроса «Чем мужчина отличается от женщины», но не вопроса «Может ли машина мыслить?». Именно гендерные отличия и имел в виду А. Тьюринг, так как он выражает склонность к транссексуальности; он – антифеминист; подражание женщине – верх совершенства; он просто шутит. С. Яновская считает, что гендерный ТТ принципиально невозможен – судья будет правильно отличать женщину от мужчины в 50 %.
43 Тест леди Лавлейс – (Креативный ТТ) оценивает возможности компьютерного творчества и ранее упоминался в данной работе. Задаёт достаточно строгие аксиоматические условия того, что считать творческим артефактом и что полагать способом его креативного продуцирования. Компьютерные системы тест не проходят, но данное заключение дискуссионно.
44 Тест Френча – тест на субкогнитивные способности. Субкогнитивный тест раскрывает многоуровневую подсознательную структуру с учётом социокультурного контекста. Р. Френч в ТТ включает субкогнитивные вопросы, идентифицирующие низкоуровневую когнитивную структуру, например, подсознательную сеть ассоциаций. Компьютер тест не пройдет, так как он должен проживать жизнь людей.
45 Тест Блока (новый ТТ, «нео-ТТ», глобальный ТТ) задаёт необходимое условие приписывания системе интеллекта с учётом антибихевиористской критики оригинального ТТ. Компьютер данного теста представляется общечеловеческой машиной, реализующей всевозможные диспозиции интеллектуального поведения. Н. Блок задумал данную версию ТТ для аргументации одной из разновидностей функционалистской парадигмы сознания – психофункционализма. Раскрывается ограниченность бихейвиоризма и критикуется оригинальный ТТ, точнее функционализм машины Тьюринга. Предлагается новая формулировка ТТ (нео-ТТ), которая заключается в диспозициальных способностях системы продуцировать осмысленную последовательность вербальных реакций на любую последовательность вербальных стимулов, но не в актах продуцирования. Для реализации всех возможных диспозиций интеллектуального поведения предлагается глобальная машина, которую разрабатывает все «человечество», способное ответить на всевозможные запросы. Однако внутреннее устройство машины Блока убеждает – даже если машина суперинтеллектуальна, её интеллект, «проявляемый» как в форме актуального поведения, так и в форме диспозиции интеллектуального поведения - суть интеллект разработчиков, но никоим образом не её собственный.
46 Тест Серля: тест на «понимание», предложенный Дж. Серлем в знаменитом мысленном эксперименте «Китайская комната», в которой отрицается концепция сильного ИИ, согласно которой при прохождении ТТ компьютер не просто моделирует человеческую способность к пониманию (это характерно для позиции слабого ИИ), но и на самом деле понимает текст и объясняет человеческую способность «понимания». Тест изучает вычислительные аспекты феномена понимания в контексте понятия интенциональности и обосновывает сильный антикогнитивистский тезис о невозможности «сильного искусственного интеллекта». Изучается полемика по поводу невозможности реализации феномена понимания.
47 Тест Ватта (инвертированный ТТ, тест на приписывание ментальности) учитывает способности человека воображать психические качества и свойства у нечеловеческих систем. С. Ватт предлагает «обратить» роли игроков. Судья должен быть судим, так как именно он приписывает интеллект системе, которая таковым может и не обладать. То есть теперь тестированию подлежит судья. Машина приписывать ментальное x-системе не способна. Воображать и приписывать ментальность может только человек.
48 Тест Харнада непосредственно связывается с достижениями НБИКС в рамках многоуровневой классификации ТТ. Выделяются уровни: 0) «игрушечных» ТТ, не полноправных тестов, а лишь некоторых фрагментов, ограниченных как по длине, так и по содержанию; 1) общепринятое понимание оригинального ТТ («друг по переписке»); 2) «роботизированная» версия, имеется антропоморфная неотличимость и возможность манипуляции предметами внешнего мира, для идентификации приемлем анатомический принцип «вскрытие покажет»; 3) компьютерные системы, которые тотально, внешне и внутренне не отличаются от сознательных систем; 4) системы, которые отличаются лишь теоретическими способами описания одной и той же реальности. Современный уровень достижений ИИ не превысил «игрового» уровня 0. По всей видимости, Тотальный ТТ реализуем технологиями НБИКС-комплекса в целом. Тест Харнада дополняет Самый тотальный тест Тьюринга (Тест Швайзера) тем, что погружается в контекст эволюционного развития сообщества «людей», по всем своим социокультурным проявлениям неотличимых от естественных. Помимо этого, к частным ТТ относятся следующие яркие версии ТТ. Индуктивный ТТ (Тест Мура) обеспечивает достаточное условие для доказательства факта компьютерного мышления и определения основных характеристик искусственного интеллекта. Тест на парадоксальность (Тест Гёделя-Лукаса-Пенроуза) изучает возможности компьютерного разрешения логико-математических парадоксов. Кибериадный ТТ (Тест Баресси) предлагает проект развития искусственного общества искусственных людей. Тест на непосредственные жизненные коммуникации (Тест Шеннона) поднимает проблему автономности интеллекта в социальной среде и его независимости от системы социальных взаимодействий, воздействий, мотиваций. Тест на квалиа (Тест Джексона-Брингсйорда) исследует эпифеноменалистские, репрезентационистские, экстерналистские и пр. подходы к вычислительному воспроизведению феномена дифференцируемой качественности психических свойств и состояний. Тест зомби (Тест Кирка-Чалмерса, «Философские зомби») акцентирует на роли сознания в жизни человека и общества, а также на компьютерной реализации бессознательных «квазисуществ», поведение которых неотличимо от человеческой деятельности. Тест на искусственность (Тест Дэвидсона, «Арт») изучает нейрофизиологические проблемы демаркации искусственной/естественной системы. Экстерналистский тест (тест Патнэма, «Мозги в бочке») оценивает статус реальности сознания и собственного существования в условиях компьютерной стимуляции мозговой активности.
49 Имеется ещё целый ряд других интересных модификаций оригинального ТТ. Интерпретации ТТ, акцентирующие на вопросе о том, для чего собственно нужен оригинальный ТТ и его различные версии, так же характеризуются большим многообразием.
50 Интерпретации ТТ. Выше, при обсуждении значения термина «Тест Тьюринга» приводились примеры возможных интерпретаций ТТ. По всей видимости, наиболее существенной интерпретацией ТТ является то, что это – демонстративный мысленный эксперимент, проясняющий схему создания компьютерных интеллектуальных систем и убеждающий в возможности реализации этой схемы.
51 Версии, модификации, интерпретации ТТ создаются в ходе осмысления тех или иных исходных положений расплывчатой идеи Тьюринга по поводу интеллекта и вычислительных машин. Модифицируются мотивы, ориентиры, направления, цели, участники, параметры «стены Тьюринга» (канал передачи сообщений между тестирующим и тестируемым), длина теста, архитектура компьютерной системы и пр. Комбинаторная манипуляция параметрами ТТ, характеристиками модификаций ТТ и модификаций предшествующих модификаций порождает ряд других тестов. В итоге эти изменения уточняют, дополняют, обосновывают и обеспечивают создание новых информационных, когнитивных, психологических, нейрофизиологических, программных, технических, лингвистических и др. концепций и проектов искусственных интеллектуальных систем.
52 Основная роль частных тестов Тьюринга состоит в компьютерной дефиниции многообразных феноменов витального, психического, личностного, социокультурного содержаний. Несомненно, тесты решают важные задачи философии, теории и практики искусственного интеллекта и отражают существенные стороны и аспекты бесконечно сложной интеллектуальной деятельности человека. Однако в контексте методологии искусственных обществ все обозначенные версии выражают отдельные частные параметры человеческого бытия. Поэтому данные версии следует полагать в формате частных тестов относительно комплексного теста Тьюринга.
53 Роль Комплексного Теста Тьюринга
54 Идея комплексного Теста Тьюринга (КТТ) крайне проста. Она заключается в совместном изучении и использовании многообразия версий и модификаций оригинальной идеи А. Тьюринга, предложенной в [1]. Вызывает недоумение то, что за шестидесятилетнюю историю развития Теста Тьюринга (ТТ) никто из исследователей не попытался совместить в комплексном формате различные версии. Возможно, это объясняется отсутствием необходимости применения комплексного подхода в проблематике исследований искусственного интеллекта – идея цементирования и интеграции исследований ИИ объективно обусловлена возникновением идеи Искусственных обществ.
55 Особое внимание в КТТ отводится спецификациям частных ТТ (ЧТТ), так как собственно способ построения языка спецификации ЧТТ позволяет их комплексировать. Поэтому вначале сформулируем требования, которым должна удовлетворять версия ТТ, так как в последующем эти формулировки можно анализировать, обобщать, унифицировать и пр. Среди ЧТТ выделим совершенные и несовершенные. Совершенный ЧТТ воспроизводит все ключевые идеи оригинального ТТ, подстраивая их к собственным целям и задачам. Несовершенный ЧТТ акцентирует как минимум на одной компоненте сложной идеи ТТ и не претендует на её целостный охват. Следует отметить, что к ЧТТ (совершенному его варианту) относится и сам оригинальный Тест Тьюринга, неявно сформулированный в [1] и получивший собственное наименование, как отмечалось выше, лишь в 1970-е гг. Требования к совершенному ЧТТ. В совершенном ЧТТ, следуя логике раскрытия оригинальной идеи А.М. Тьюринга в [1], необходимо учесть:
56
  1. Предмет тестирования. Здесь явно обозначается тестируемая человеческая способность – мышление, понимание, сознание, творчество, действие, выживание и пр. Не предполагается определение понятий, так как не ясна суть этих сущностей. Так, в оригинальном ТТ принят антиэссенциалистский подход к определению понятия «интеллект», для чего, собственно и описывается сценарий игры в имитацию [1, P.433-434]
  2. Реализационная система. В этой части предлагается специальное устройство, механизм, система, технология, которые обеспечивают прохождение ЧТТ. В некоторых тестах этой системой является человек, социум, «мать-природа». Не предполагается, что данная система – реально действующая инженерная конструкция. Тем не менее, её концептуальный проект должен быть достаточно убедительным относительно потенциальной работоспособности. А. Тьюринг апеллировал к конструкции универсальной цифровой машины, отдельные проекты которой в его время были уже реализованы [1, P. 435-442]. Однако ни по скорости вычислений, ни по объёму требуемой памяти эти проекты не удовлетворяли возможностям реализации ТТ. Кроме того, не была создана соответствующая программа диалогового взаимодействия. Всё это будет реализовано в 2000 г. – полагал А. Тьюринг. Отчасти он оказался прав. О фактах прохождения компьютерами Теста Тьюринга свидетельствуют лойбнеровские соревнования, проходящие с 1991 г. [16].
  3. Тестовые вопросы-ответы. Представляется, что тщательная проработка версии ТТ во многом определяется наличием примера тестовых вопросов. Они конкретизируют, каким образом возможно исследование x-системы с целью выявления феноменов интеллекта, понимания, творчества, сознания и др. Подчеркнем, что вопросы-ответы ТТ отнюдь не эмпирический тест на интеллект в формате IQ или школьных ЕГЭ. Это - перечень концептуальных заданий, которые проясняют, каким образом в условиях системы неизвестной природы возможна её оценка на предмет мышления, понимания, осознавания и пр. Для проблематики ИО тест, конечно, не является некоторой социологической анкетой, но должен прояснять наличие общественных отношений среди предполагаемых «игроков» по ту сторону Стены Тьюринга. На этот факт обратила внимание Т.А. Кураева [32].
  4. Дискуссия (полемика). Здесь продолжается критическое обсуждение положений, относящихся к версии оригинального ТТ. Крайне интересен систематический сбор аргументов-контрагрументов по поводу частных компьютерных дефиниций. Эталон для подобного рода дискуссий задан Полемическим стандартом ТТ [1, P.443-454].
  5. Социальные последствия. Изучение ЧТТ крайне важно для обоснованного представления социокультурных последствий от предполагаемой компьютерной реализации. Например, А. Тьюринг полагал, что интеллектуальные машины станут помощниками и конкурентами людей во всех сферах человеческой деятельности [1, P. 460]. Интеллектуальные системы сегодня глубоко укоренились в бытовом сознании современного человека: роботы, компьютерные игры, устройства технического зрения, автоматические мультиязычные переводчики, экспертные системы, стиральные машины, «умные» дома и пр. Большие социальные последствия предполагаются от реализации других ЧТТ, которые продуцируют вполне конструктивные идеи полноценной «жизни» антропоморфных роботов среди людей (тесты Френча, Харнада, Швайзера), растворения человека в виртуальной реальности (тесты Патнэма, Джексона-Брингсйорда), битв людей и компьютеров (тест Баресси), создания глобального интеллекта (Тест Блока), программно управляемого зомбирования людей для создания каст господ и рабов (тест Кирка-Чалмерса) и пр. Много известных фантастических кинофильмов и книг инспирированы данными тестами. Однако многое фантастическое вчера сегодня становится реальностью.
57 Построение совершенного ЧТТ не представляет особой сложности. Если автор Частного ТТ упустил какой-нибудь пункт требований, то в процессе дискуссии по поводу его теста можно из работ других авторов, как правило, реконструировать совершенный ЧТТ. Классическими примерами совершенных ЧТТ представляются «Китайская комната» Дж. Сёрля, машина Н. Блока, субкогнитивистские игры Френча. В этих работах мы видим явное изложение всех перечисленных выше пяти пунктов. Тем не менее, для построения КТТ целесообразно использовать и несовершенные ЧТТ. Изложенные в них незначительные вариации необходимы для того, чтобы не упустить нюансы и учесть как можно большее разнообразие мыслей по поводу идеи искусственных обществ. Например, если не обращать внимания на постмодернистскую эквилибристику, вполне пригодным для КТТ представляется интерпретация, предложенная С. Жижеком [15]. Он предлагает использовать тьюринговую идею игры в имитацию для обоснования перспектив бесполого постчеловечества, так как половое различие людей – это человеческая суть и если упразднить половой антагонизм, к чему, по утверждению С. Жижека, ведут современные технологии, то человек на самом деле перестанет отличаться от машины. Здесь в принципе интересна идея параметризации понятия «постчеловечества» в контексте ТТ.
58 Построение Комплексного ТТ. Способ построения КТТ определяется всем спектром возможных интерпретаций ТТ. КТТ задаёт единый формат различных мысленных экспериментов (примеров) или, в терминологии объектно-ориентированного программирования, является «контейнером» частных ТТ. В методологическом отношении крайне важными представляются вопросы о том, что суть «мысленный эксперимент», как он соотносится с реальностью, как из мысленных экспериментов создать другой мысленный эксперимент, можно ли концептуальные стыки осуществлять непосредственно либо требуется опосредующий базис из реальных вещей, ситуаций и сценариев, как избежать концептуального парадокса «мысленного эксперимента мысленных экспериментов», какова роль метафоры в конституировании мысленного эксперимента и пр. Данные эпистемологические вопросы требуют решения и они важны для инструментария искусственного общества в той же степени, в какой важна философия для науки и практики.
59 На текущем этапе развития идеи комплексного ТТ целесообразно осуществление своеобразной библиографической работы. Задача – разработка инструментария систематического учёта ЧТТ и, по возможности, экспериментальное применение различных вариантов их комплексирования. Возможны следующие пути: 1) конструирование универсальной концептуальной системы, которая способна учесть все возможные ЧТТ, известные на сегодняшний день и те, которые будут предложены в будущем; 2) сбор всего множества примеров ЧТТ и обобщение их до комплексного концептуального уровня. Конечно, эти методологии неприемлемы по причине бесконечной сложности представлений об интеллекте, а так же коррелированных с «интеллектом» понятий, выступающих в роли предмета различных ЧТТ. Так же невозможен абсолютный прогноз относительно путей имитации и/или воспроизведения в компьютерной системе феноменов, определяемых данными понятиями. Более приемлемым представляется создание посредствующей базовой системы, которая совмещает универсальный способ описания ЧТТ («универсальный» с точностью до классов обозначаемых понятий) с возможностью корректировки данной системы при обнаружении нюансов в параметрах частных ТТ. Для этого требуется разработка языка спецификации частных ТТ.
60

Язык описания частных ТТ. Данный язык предназначен для идентификации, систематизации, унификации, координации, обобщения, дифференциации, интеграции частных ТТ и их составляющих. Предложим исходный вариант данного языка, построенный на базе лингвистических средств нестрогого первопорядкового исчисления предикатов с выделением базовых констант, функций и отношений, характеризующих совершенный ЧТТ. «Нестрогий» характер этого языка объясняется тем, что синтаксис не представлен конструктивным способом, присущим подобным языкам из учебников по математической логике и алгебраическим системам. Семантика так же не имеет чётко определённой функции интерпретации по причине отсутствия логико-атомистического представления сущностей, обозначаемых данным языком. Семантика задаётся способом «прочтения» текста, в котором даётся описание ЧТТ. Несмотря на «нестрогость», данный язык представляется перспективным для «библиографической работы» и он в принципе обеспечивает компьютеризованное решение выше перечисленных задач комплексирования ЧТТ посредством, например, Prolog-программирования. Синтаксис начнём строить исходя из описания первого этапа игры в имитацию [1, P.433].

61

ИвИ1: М[Ж], Ж[Ж)]| С[С]: (a=М & b=Ж) V (a=Ж & b=М)

62

Формула характеризует следующее: Мужчина (М) играет за женщину (Ж), женщина играет за себя, судья (С) играет роль судьи-человека. Задача судьи состоит в определении кто из игроков – М, а кто – Ж.

63
  1. ИвИ1: обозначение (имя) формулы для идентификации. Имя формулы специфицирует ЧТТ среди их многообразия.
  2. Х[Y] – фундаментальное отношение подражания (имитации): X подражает Y (или X имитирует Y);
  3. | – символ, обозначающий стену Тьюринга;
  4. – аналог импликативной формы, обозначающий заключение (оценку) судьи, например, для первой ИвИ1 – заключение о сексуальной идентичности игрока. Так как в некоторых ЧТТ судья подражает компьютеру, поэтому отношение «подражания» для С так же определено;
  5. : – после этого символа осуществляется формализация цели судьи (или теста);
  6. a, b… (индивидные константы) для обозначения конкретных игроков;
  7. x, y… – переменные, пробегающие по классу игроков;
  8. &, V, … – обозначения стандартных логических связок (конъюнкции, строгой дизъюнкции, отрицания и т.д.);
  9. Специфические литеральные и функциональные обозначения, например, t – длина ТТ (время оценивания), Архитектура(К) – архитектура компьютера (для ИвИ3 – см. ниже);
  10. Стандартные технические символы – скобки, запятые, точки.
64

Приведём примеры использования языка описания ЧТТ:

65

2 этап игры в имитацию: ИвИ2: К[Ж], Ж[Ж]|С[С]: (a=М & b=Ж) V (a=Ж & b=М). Компьютер имитирует Ж, роли других игроков остаются прежними.

66

3 этап: ИвИ3: К[Ж], М[Ж], t, Aрхитектура(К), ВероятностьОшибки(C) |С[С]: (a=М & b=Ж) V (a=Ж & b=М). Компьютер имитирует Ж, М так же имитирует Ж, задаётся время (по Тьюрингу, 2 часа), определяется архитектура компьютера – универсальная ЦВМ, вероятность ошибки (не более 70% от результата ИвИ1) [1, P.442].

67

Канонические формулы ТТ. Эти формулы обозначают ТТ, появившиеся позднее, в 1970-е гг. и в настоящее время они ассоциируются с идеей А. Тьюринга по поводу ТТ.

68

ТТ1: К[Ч], Ч[Ч]|С[С]: (a=К & b=Ч) V (a=Ч & b=К). Компьютеры имитируют людей, люди – сами по себе, цель С – кто из игроков человек, кто – компьютер.

69 ТТ2: К[Ч]|С(С): (a=К) V (a=Ч). Здесь компьютер имитирует человека, людей нет, цель С – определить, с кем он ведёт диалог – с человеком или с компьютером.
70 Приведём еще ряд примеров применения ЧТТ (эти формулы потребуются далее).
71 Тест на способность «понимать» (тест Серля)
72 ТТ_Серль1: (Серль-в-комнате[К]|С[Китаец]: Понимание(а)&Понимание(Серль-в-комнате[К])) &
73 & (Серль-в-комнате[Ч]|С[Англичанин]: Понимание(а)& Понимание(Серль-в-комнате[Ч]))
74 Общая формула «Китайской комнаты». Характеризует отсутствуют национальных особенностей вербальной коммуникации. Феномена «понимания» нет тогда, когда компьютер имитирует человека и тогда, когда человек воспроизводит функционирование компьютера. ТТ_Серль2: (К[Ч]|С[Ч]: Понимание(а)) & (Ч[К]|С[Ч]: Понимание(а))
75 Тест на приписывание ментальности (Инвертированный ТТ): ТТ_Ватт: К[Ч], Ч[Ч]|С[К]: (Ментальность (а) С=Ч) & (Ментальность (а)) С=К). Здесь в роли судьи выступает компьютер. Если судья приписывает ментальность некоторой системе, то в роли судьи, очевидно, выступает человек, так как только человек в силу способности воображать, наделяет любые системы антропоморфными параметрами, в частности, приписывает им сознание и интеллект. Если нет такого приписывания, то мы имеем дело с компьютером.
76 Примеры других формулировок ЧТТ приведены в [20, 27].
77 Дефинитная функция КТТ. Состоит в интеграции способов компьютерных дефиниций частных ТТ с использованием идеи 3D-семантики. Дело в том, что ряд исследователей, предлагая варианты компьютерной дефиниции ментальных феноменов, по-разному расставляют семантические акценты. Некоторые из них выделяют феноменальных качествах от 1-го лица (Дж. Серль, Т. Нагель), другие перевес делают на инженерном проекте (Дж. Маккарти, А. Сломан, Р. Френч), третьи особое внимание обращают на научные теоретические объяснения (Дж. Поллок, С. Ватт). Представленная выше идея 3D-семантики позволяет в едином формате фиксировать: 1) феноменальное суждение, характеризующее собственно факт сознания, переживаемый человеком (первичный интенсионал); 2) научное суждение, рационально объясняющее данный факт сознания, т.е. имеющее теоретико-эмпирическое основание в современных естественных, гуманитарных, социальных науках (вторичный интенсионал); 3) инженерное суждение о компьютерной реализации феномена сознания, т.е. высказывание в терминах теории компьютерной системы (третичный интенсионал).
78 Критическая функция КТТ. В [26] приведён пример применения КТТ для критического концептуального анализа такого важного показателя социального института образования, как «понимание» учащимся изучаемых вузовских программ в условиях комплексного компьютерного тестирования, т.е. при оценке знаний в системе единого госэкзамена (ЕГЭ), федерального интернет-экзамена (ФЭПО) и дистанционных образовательных технологий (ДОТ). Для анализа совмещались форматы двух ЧТТ – тестов Серля и Ватта:
79 КТТ1: ТТ_Серль2 & ТТ_Ватт
80 Если в условиях ДОТ преподаватель-человек (он находится за стеной Тьюринга) имеет потенциальные возможности по серии наводящих вопросов определить факт усвоения студентом предложенного им материала, т.е. выполняется соотношение: Студент[К]|Преподаватель[Ч]: Понимание(а) V Понимание(а), то для условий ЕГЭ и ФЭПО следует сформулировать радикальный негативный вывод: Студент[К]|Преподаватель[К]: Понимание(а). Дело в том, что для двух последних инновационных образовательных технологий а) согласно Тесту Серля компьютерное тестирование ничего не прибавляет к «пониманию» студентом-компьютером, отвечающему на примитивные (как правило, закрытые дизъюнктивные) вопросы, б) преподаватель-компьютер, по утверждению Теста Ватта, не способен приписывать ни ментальность, ни тем более «понимание» студенту-компьютеру. Таким образом, простая конъюнкция двух ЧТТ позволяет аргументировано доказать, что сегодня «понимание» директивно исключено из системы вузовского образования.
81 Подобного рода концептуальный анализ востребован для всех проблем человека и общества, вступивших в эпоху электронной культуры, в которой базисные константы человеческого бытия (интеллект, сознание, самосознание, нравственность и пр.) приобретают компьютируемый формат и при их изучении исследователь вынужден апеллировать к концепциям компьютерных технологий. Критический анализ посредством КТТ предшествует другим – экономическим, социологическим, идеологическим, политологическим, культурологическим и прочим исследованиям, так как априори, до проведения дорогостоящих научных исследований и более того, претворения их в жизнь, позволяет мысленно построить «искусственное общество» и очертить перспективы его реализации на практике. Комплексный ТТ – это, если угодно, новый, компьютерно-ориентированный формат рациональности.
82 Конструкторская функция. Конструирование фундаментальных принципов работы компьютера, реализующего КТТ, предлагается исследовать путем совмещения формата двух машин – машины Корсакова (МК) и машины Тьюринга (МТ). Машины существенно разнятся и отличия сформулируем в виде оппозиций: усиление человеческого интеллекта/имитация человеческого интеллекта; коннекционизм/репрезентационизм; активность судьи ТТ/пассивность судьи ТТ; интерактивность ТТ/однонаправленность ТТ; открытость миру/замкнутость; произвольное конструирование компьютируемой реальности/реактивный характер общения с миром; креативность/реактивность: формализация работы художника/формализация работы математика и пр. Как было намечено выше при обсуждении недостатков нейрокомпьютерного способа реализации идеи оригинального ТТ, имеются принципиальные возможности совмещения двух фундаментальных вычислительных парадигм в форме гибридной (репрезентативно-коннекционистской, линвго-нейрокомпьютинговой) интерпретации Машина Корсакова-Тьюринга. Сегодня предложены две равноправные трактовки корсаковского проекта, которые с учётом терминологических особенностей методологии ИИ правомочно назвать репрезентативной (символьной) [31] и коннекционистской (нейральной) интерпретациями машины Корсакова [30]. Две концепции взаимодополняемы. МТ автоматически переходит из одного состояние в другое, однако имеет скудную входную/выходную информацию. МК не следует переходам в пространстве состояний, однако имеет богатый способ представления входной/выходной информации (данная специфика МК особенно четко проявляется при полимерной интерпретации лингвистических средств инструментария КТТ). . В оригинальном ТТ наблюдатель произвольно приписывает феномены интеллекта некоторой x-системе, которую он оценивает. В принципе, наблюдатель пассивен. В случае же с машиной Корсакова наблюдатель выступает в роли активного лица – он самостоятельно конструирует реальность, выступая в роли творца когнитивных сценариев «жизни», которую «проживает» в формате «информационного общества».
83 Раскроем более конкретные соображения по поводу концептуального проекта машины Информационного общества. Отметим, что КТТ – это частный ТТ, выполняющий специфические функции комплексирования частных ТТ, включая самого себя. Поэтому вследствие своеобразной синергетической специфики инструментарий КТТ предполагает гетерархическую организацию и гибридную (лингво- и нейро-компьютинговую) программную реализацию. Общие идеи гетерархических систем, представленные, в частности, в работе Е.А. Янковской [36], задают систематичность, рекурсивность, гетерогенность, динамичность инструментальных средств ЧТТ, инкорпорируемых в КТТ. Систематичность предполагает виртуальную системную целостность ЧТТ. Рекурсивность выражается автогенеративным программированием инструментальных средств. Гетерогенность проявляется в функционировании в рамках единой «саморазличающейся» системы взаимозависимых уровней, каждый из которых обладает собственной логикой развития. Динамичность предполагает изменение отдельных уровней и реструктурирование системы в целом под влиянием других уровней при сохранении концептуального единства, обозначенного идеей КТТ. Лингвистические средства машины Корсакова-Тьюринга (МКТ) в контексте КТТ обеспечивают библиографическую работу идентификации, систематизации, унификации, координации, обобщения, дифференциации, интеграции ЧТТ и их компонентов. Полимерная семантика означает наличие многообразия локальных целостных подсистем интерпретации многочисленных комбинаций суждений. Информационные средства МКТ, помимо стандартных, включают средства моделирования смысла, которые репрезентируют эпистемические генерализации «данных» и «знаний», характеризуя тем самым концентрированные «знания о знаниях» и покрывая три подхода к моделированию смысла – интенциональный, контекстуальный и контентный [22]. Программные средства МКТ представляются в общем случае набором клуджей – т.е. программ, которые работают не для всех учтенных случаев спецификации и документации алгоритмов (все эти случаи не подлежат скрупулёзному учету). Каждый программный клудж отвечает за реализацию ЧТТ или компоненты ЧТТ и связывается в систематический комплекс гетерархическим способом. Организационные средства МКТ предпочтительно реализовать по схеме «мета-веб-сообщество», объединяющей в социальную сеть специалистов различного профиля и обеспечивающей полидисциплинарную работу интернационального сообщества для систематического изучения способов компьютерной реализации витальных, ментальных, персональных и социальных феноменов и выполнения дефинитной, критической и конструкторской функций Комплексного ТТ.
84

Заключение

85

В данной работе в общей форме представлены идеи Комплексного теста Тьюринга как базового концептуального элемента методологии искусственных обществ. Так как методология ИО выполняет интегрально-цементирующую функцию в составе исследований искусственного интеллекта, то фундаментальный статус КТТ правомочно приписать и к исследованиям ИИ. Роль КТТ в методологии ИО проявляется в выполнении следующих функций: дефинитной, критической и конструкторской. Дефинитная функция позволяет осуществлять рациональное компьютерно-ориентированное определение понятий из сферы жизненно-витальных проявлений, психической активности, личностной деятельности, материальной и духовной сферы жизни общества. Посредством трехмерной интенсиональной семантики дефиниции витальных, ментальных, персональных и социальных феноменов получают целостное выражение, охватывая «мои личные переживания» (позиция первого лица) с естественно-научными, гуманитарными, социальными теориями в контексте перспектив их компьютерной реализации. Критическая функция позволяет оценить границы компьютерной имитации, моделирования и воспроизведения феноменов, обеспечивает рационализацию общественной жизни путем концептуального анализа способов внедрения компьютерных технологий во все сферы жизни общества. Конструкторская функция КТТ обеспечивает создание принципиальных проектов компьютерных систем, которые в формате инструментария искусственных обществ представляются инструментом познания и преобразования компьютеризованной социокультурной реальности.

86

Искусственное общество, создаваемое средствами компьютерной технологии, будет построено тогда, когда компьютерная система пройдет Комплексный Тест Тьюринга и факт прохождения данного теста засвидетельствуют компетентные судьи. Это состоится, по всей видимости, не скоро, не в 2045 г.

87

Пожалуй, главная роль КТТ в методологии ИО состоит в аргументированной возможности формулировать определения следующего рода:

88

Комплексный тест Тьюринга – это компьютерная дефиниция «общества».

89

Искусственное общество – это квазиалгоритмическая реализация Комплексного Теста Тьюринга.

Наименование теста Автор Год Дефинитная функция Критическая функция Конструктивная функция
Оригинальный ТТ А. Тьюринг 1950 Интеллект Компьютер может мыслить Машина Тьюринга и нейронная сеть (?)
Тест на здравый смысл Дж. Макккарти Д. Деннетт 1956 1984 Здравый смысл Экспертным системам здравый смысл не присущ Компьютер со «здравым смыслом»
Китайская нация Н. Блок 1978 Глобальное сознание Ноосфера невозможна Средства интернет
Параноидальный ТТ К. Колби 1980 Психическое отклонение Интеллектуальные системы способны имитировать только паранойю Экспертные системы
Китайская комната Дж. Серль 1980 Понимание Компьютер не может понимать Когнитивно-компьютерные механизмы «понимания»
Субкогнитивный ТТ Р. Френч 1990 Подсознание Компьютер не может жить как человек Программы тестирования подсознания
Гендерный ТТ Ю. Генова 1994 Гендерные различия Интеллектуальный сексизм Машина Тьюринга
Инвертированный ТТ С. Ватт 1996 Воображение Компьютер не может воображать Машина Тьюринга, тестирующая ТТ
Эмоциональный ТТ А.Сломан 2000 Любовь Компьютер может любить Человеко-подобные агенты
Креативный ТТ С. Брингсджорд 2000 Творчество Компьютер не может творить Креативные программы генерации артефактов
Тест Гёделя Дж. Лукас Р. Пенроуз 1961 1989 Самоорганизация Компьютер не способен к саморазвитию Ауторепрезентативная система
Индуктивный ТТ Дж. Мур 1974 Необходимые условия интеллекта Интеллект – индуктивно-собирательное понятие Машина Тьюринга, собирающая факты тестирования
Новый ТТ Н. Блок 1980 Достаточные условия интеллекта Диспозициональные дескрипции интеллекта континуальны Глобальная машина Блока
Кибериадный ТТ Дж. Баресси 1984 Творение Постчеловечество возможно Перспективные технологии
Тотальный ТТ С. Харнад 1991 Человек и реальность Компьютер способен репродуцировать человека НБИКС-система
Самый тотальный ТТ П. Швайзер 1998 Человек и общество Компьютер способен репродуцировать социо-биологическое развитие НБИКС-система
Персоналистический ТТ Дж. Поллок 1995 Личность Компьютер может быть личностью Артилекты проекта "Оскар"
Тест зомби Р. Кирк, Д. Чалмерс 1972 1995 «Другое» сознание Компьютерные зомби возможны НБИКС-система
Интроспективный ТТ А. Клифтон 2003 «Иное» сознание Компьютеру присуща ментальность Проект сенситивных компьютеров
Интерактивный ТТ В. Финн 2007 Интеллект Рационализация общественной жизни посредством интеллект. технологий ДСМ-система
Комплексный ТТ А. Алексеев 2010 Общество Рационализация общественной жизни Машина Корсакова и машина Тьюринга

Табл.1. Функции Комплексного теста Тьюринга в проблематике искусственных обществ