Scientific search for happiness and factors explaining happiness
Scientific search for happiness and factors explaining happiness
Annotation
PII
S207751800000075-1-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Tatiana Konkova 
Affiliation: Cemi RAS
Address: Russian Federation, Moscow,
Abstract
For centuries philosophers and poets tried to understand what happiness is and how it can be increased. In recent decades researchers started offering the following answers: happiness is electric activity in the left front part of human brain. It increases with marriage, with gaining friends, with receiving wealth, and with departing from communist idea. At least this is the solution of scientists in an increasingly expanding theoretical field. A constantly growing flow of theories and approaches on human welfare and happiness often moves to the politics field.
Keywords
happiness, factors explaining happiness, public economics
Received
03.11.2008
Date of publication
01.12.2008
Number of characters
30427
Number of purchasers
0
Views
1229
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

1. Введение.

2

В течение столетий, философы и поэты пытались понять, что такое счастье и как его увеличить. В последние десятилетия ученые начали предлагать следующие ответы: счастье - электрическая деятельность в левой передней части мозга и оно увеличивается при вступлении в брак, от приобретения друзей, при получении богатства и при уходе от идеи коммунизма. По крайней мере, такой ответ дают нам ученые в теоретической области, которая растет с каждой минутой. Постоянно увеличивающийся поток теорий и учений относительно человеческого благосостояния и счастья часто переходит в плоскость политики.

3

Британский экономист Ричард Лэйард написал одну из наиболее признанных работ в этой области – «Счастье: Уроки Новой Науки» (Лондон: Аллен Лан, 2005). Его основная мысль состоит в том, что экономический рост в богатых странах начиная с 1950-ых не принес увеличения счастья и что этот факт имеет множество объяснений. Поскольку деньги имеют уменьшающиеся возвращения, мы привыкаем к более высоким доходам и, чтобы остаться на прежнем уровне счастья, нам приходится увеличивать потребности. Так как мы придаем большое значение нашему относительному положению, то факт, что кто-то имеет более высокий доход (который делает их счастливыми), делает остальных менее счастливыми. Увеличение доходов приводит к отрицательному эффекту, который Лэйард называет «загрязнением». Это вынуждает других работать тяжелее и больше, чтобы сохранить свое относительное положение, но со временем они привыкают и к этому, и в результате не становятся более счастливыми, чем они были ранее. Чтобы оборвать этот «замкнутый круг» мы должны: увеличить налоги, препятствовать увеличению работы и замедлять мобильность, чтобы оставить больше времени для вещей, которые действительно делают нас более счастливыми - это время, проведенное в кругу семьи, друзей и за чтением книг Лэйарда. Далее мы рассмотрим, как эти факторы влияют на уровень нашего счастья.

4

2. Результаты исследований.

5

Исследователи утверждают, что я не стану счастливее, если буду богаче, но вы знаете, сколько зарабатывают исследователи?

6

Итак, в развитых странах уровень счастья не повысился, несмотря на беспрецедентные увеличения доходов. Попробуем объяснить это и сделать некоторые выводы (которые будут весьма полезны для политиков).

7 Сначала рассмотрим рисунок: игрок в гольф говорит, "Исследователи утверждают, что я не стану счастливее, если буду богаче, но вы знаете, сколько зарабатывают исследователи?" Игрок в гольф кое в чем прав. Имеются два ключевых факта, которые мы должны объяснить: в любой момент богатые люди в среднем более счастливы, чем более бедные. И все же через некоторое время развитые общества не стали более счастливыми, хотя они стали более богатыми.
8 Что происходит, проиллюстрировано в Таблице 1. В 1975 г. богатые люди (в высшей группе) были более счастливы, чем бедные (в основной группе). То же самое происходило в 1998, когда обе группы стали богаче (особенно высшая группа). Но следует обратить внимание на людей, которые охарактеризовали себя как «очень счастливый», в 1998 обе группы из этой категории не стали счастливее прежнего, даже те, у которых высокий доход. Это - парадокс.
9 Таблица 1 Счастье в США: по уровню дохода
Высшая группа дохода Основная группа дохода
1975 1998 1975 1998
Очень счастливый 39 37 19 16
Довольно счастливый 53 57 51 53
Не слишком счастливый 8 6 30 31
100 100 100 100
10 Source: General Social Survey tapes. People over 16.
11 Такая ситуация - абсолютный стандарт во всех странах. В действительности мы наблюдаем почти то же самое, если, вместо взятия двух дат в одной стране, мы рассматриваем две страны в одно время, когда одна страна, богаче другой. Так, что же происходит? С одной стороны данный индивидуум в данной стране становится более счастливым, если он более богатый, и именно поэтому большинство людей хочет быть более богатыми. Но, в то же самое время, когда целое общество становится более богатым, выясняется, что никто из отдельных граждан не стал счастливее.
12 Очевидно, люди сравнивают свой доход с некоторой нормой – некоторым уровнем ожиданий. И эта норма должна расти в соответствии с фактическим доходом. Вы можете видеть это из следующих данных, собранных Опросом Gallup в США за много лет. Они спросили, «какое минимальное количество денег нужно для удовлетворения основных потребностей семьи из четырех человек?» Через какое-то время, как показано на Рисунке 1, ответы выросли в соответствии с фактическими доходами. Еще один факт подтверждает, что такой механизм работает. Начиная с 1972 г. американцев спрашивали, удовлетворены ли они их финансовым положением. Хотя реальный доход на душу населения повысился на 50 %, процент людей, кто говорит, что они достаточно удовлетворены их финансовой ситуацией, фактически упал.
13 Рис. 1. Требуемый реальный доход и фактический средний реальный доход (1952=100). Actual Income - Фактический Доход; Required Income - Требуемый Доход.
14 Сначала, я сравниваю то, что я имею с тем, что я мог бы иметь (через процесс ознакомления). Мое повышение стандартов влечет уменьшение удовольствия, которое я получаю от любого данного уровня жизни. Во-вторых, я сравниваю то, что я имею с тем, что имеют другие люди (через процесс конкуренции). Если другие материально добиваются большего, то я должен иметь еще больше, чтобы чувствовать себя так же хорошо как прежде. Итак, мы имеем два механизма, которые помогают объяснять, почему все наши усилия направленные на то, чтобы стать более богатыми, в значительной степени пагубны в терминах полного счастья общества.
15 В первую очередь необходимо рассмотреть эти эффекты, а затем обсудить значение политики. Начнем с ознакомления или адаптации, как назвали бы это физиологи.
16 3. Привыкание.
17 Ключевая особенность любого успешного организма – его способность приспособиться к окружающей среде, и люди удивительно приспосабливаемы. Это – и сила и слабость. Перед лицом бедственной ситуации это спасает нас от презренной нищеты, но это также становится препятствием для достижения более высокого опыта.
18 На нижней степени счастья - парализованные люди, которые недолго страдают после удара. Через некоторое время их счастье только слегка ниже среднего числа общего населения. То же самое верно на верхней ступени счастья - например, после того, как люди женятся.
19 Поэтому, когда наш жизненный уровень растет, то поначалу нам это нравится, но позже мы привыкаем к этому, и это несет небольшое различие в ощущении счастья. Но нам было бы очень трудно вернуться к тому, с чего мы начали.
20 Процесс ознакомления происходит из многих источников. Один подход состоит в том, чтобы сравнить индивидуумов с различными доходами. Каждого индивидуума спрашивают: «какой должен быть доход вашей семьи, после уплаты налогов, чтобы оценить его как: очень плохой, плохой, недостаточный, достаточный, хороший, очень хороший?» Из этих ответов мы для каждого индивидуума можем выбрать уровень доходов, который является средним арифметическим между достаточным доходом и недостаточным. Этот «требуемый доход» меняется в зависимости от фактического дохода индивидуума: повышение на 10 % фактического дохода влечет за собой повышение требуемого дохода приблизительно на 5 %.
21 В групповых исследованиях удовлетворенности людей их работой в Великобритании не затронут уровень заработной платы. И степень удовлетворенности зависит только от нормы изменения заработной платы - допущение сильного отрицательного эффекта привыкания, прибывающего от предыдущей низкой заработной платы. На большем количестве совокупного уровня, по исследованиям 2002 г., было обнаружено, что отставание дохода уменьшает среднее счастье на две трети, ровно на столько, на сколько текущий доход увеличивает. Таким образом устойчивое повышение дохода несколько увеличивало счастье, но исторический эффект этого был возмещен отрицательными эффектами других изменений – высокий процент разводов, преступлений и так далее.
22 Итак, люди оценивают их ситуацию в значительной степени в отношении того, чего они достигли. Они пробуют подняться на ступеньку, но в следующий момент они снова в начале пути. Мы имеем по существу проблему склонности, где прошлые стандарты уровня жизни отрицательно воздействуют на счастье, которое они получают от их существующего жизненного уровня. Если бы мы привыкали ко всему одинаково, то отпала бы необходимость разбирать значение политики в данном вопросе. Но к отдельным вещам мы привыкаем очень легко и затем считаем само собой разумеющимся - наше материальное имущество - наш автомобиль, наш дом. Мы не испытываем один и тот же опыт всю нашу жизнь: время, которое мы проводим с семьей, качество и безопасность нашей работы, к этому мы привыкаем труднее.
23 Если мы не можем предвидеть, как мы привыкаем к нашим материальным благам, мы будем "вкладывать капитал" в их приобретение, за счет нашего досуга. Имеется большое количество свидетельств, что люди недооценивают процесс ознакомления. (Например, академики думают, что если они будут заниматься наукой больше, чем они это делают фактически, то они станут счастливее.) Результат - перекос нашей жизни в сторону работы и отдаление от других занятий. Необходимо подчеркнуть, что это - главное искажение, главнее, чем искажение между расходом и доходом. И естественный способ установить равновесие состоит в том, чтобы обложить налогом расход (так же, как облагается налогом курение) чтобы препятствовать чрезмерной работе.
24 4. Конкуренция.
25 Теперь перейдем к рассмотрению второго фактора, объясняющего парадокс дохода и счастья: явление конкуренции. Начнем с простого вопроса.
26 Который мир Вы предпочли бы? ( Цены - константа):
27
  1. Вы получаете $50000 в год, и другие получают половину этого
  2. Вы получаете $100000 в год, и другие получают в 2 раза больше этого
28 В недавнем опросе, проведенном в Гарварде, аспирантам задали вопрос, - какой из этих двух миров вы предпочли бы, принимая цены постоянными. Большинство предпочло первый вариант ответа. Они были бы более счастливы с меньшим доходом, если их материальное положение будет лучше других.
29 Из многих других исследований сделали вывод - что людей интересуют доходы других людей также как их собственные доходы. Мы все расстраиваемся, когда другие получают повышение, а мы нет. И единственная ситуация, где мы спокойно принимаем сокращение платы - когда у других происходит то же самое. Именно поэтому было так мало экономического недовольства во время Второй Мировой войны. По контрасту большая инфляция 1970-ых создавала большое недовольство, потому что в течение года заработная плата других повышалась быстро, в то время как чья-то собственная заработная плата была постоянна . Когда люди сравнивают собственную заработную плату, то это сравнение скорее с людьми своего круга, чем с кинозвездами или нищими. И это очевидно, так как вы бы то же могли достичь того, что происходит с людьми вашего круга, в то время как, то чего добивается Дэвид Бекхэм, для вас не выполнимо. Следовательно, наиболее интенсивная конкуренция происходит в пределах организаций и в пределах семей. В организациях, спокойствие часто может поддерживаться благодаря тайне о размерах жалованья сотрудников. В семьях, наблюдалось, что чем большее зарабатывает ваш супруга (супруг), тем менее Вы удовлетворены собственной работой. И среди женщин, если муж вашей сестры зарабатывает, больше чем зарабатывает ваш собственный муж, Вы, скорее всего, отправитесь работать. Другими словами людей интересует уровень собственного дохода относительно доходов окружающих их людей, а не просто относительно его абсолютного уровня. Они хотят не отставать от других и, если возможно, превзойти их.
30 Если люди меняют свой круг общения, это может серьезно изменить их счастье. Позвольте мне привести Вам два примера, где в обоих случаях люди объективно выиграли материально, но субъективно чувствовали хуже. Первый случай происходил в Восточной Германии, где жизненный уровень людей резко вырос, начиная с 1990, но их уровень счастья резко упал, потому что они теперь скорее сравнивают себя с Западной Германией, чем с людьми других стран Советского блока. Другой пример - женщины, чей доход и возможности значительно улучшились относительно мужчин, но они несчастны. Действительно в США женское счастье упало относительно мужского, возможно, потому что они сравнивают себя с мужчинами более, чем необходимо и поэтому больше знают о неравенстве, которое все еще существует.
31 Богатые более счастливые, чем бедные, потому что они сравнивают себя с большой частью людей, которые беднее их. И наоборот, бедные чувствуют себя несчастнее, сравнивая свой доход с богатыми.
32 Представьте самый крайний случай, где люди заботятся только о своем относительном доходе и не заботятся о своем реальном доходе. Тогда при экономическом росте не будут появляться люди, у которых улучшилось материальное положение. Единственное исключение было бы то, если люди поменяли круг общения на тот, который был в иерархии ниже прежнего. Но, если бы круг общения остался, а устойчивый и относительный доход был неизменен, общее счастье осталось бы тем же самым.
33 В действительности все не так плохо как кажется. Если мы сравним штаты в США, то увидим, что, если другие люди вашего круга добиваются большего, вы чувствуете себя в материальном проигрыше. Но отрицательное чувство не настолько большое, чтобы полностью перечеркнуть увеличение вашего дохода, если он повысился на среднюю для всех величину. Тогда появляется надежда. Чтобы быть точным, если мои доходы увеличиваются, потеря счастья для остальных - приблизительно 30 % от увеличения моего счастья.
34 Это - форма загрязнения, и чтобы препятствовать чрезмерному загрязнению, «загрязняющий» должен оплатить ущерб, который он причиняет. Так что «загрязняющий» должен терять 30 пенсов из каждых 100 пенсов, что он зарабатывает – налог 30 % на весь дополнительный доход. Принятие такого налога вернется ему через полезный расход остального общества, он будет меньше работать - и пагубный элемент в работе, понижающий ощущение счастья будет устранен.
35 Но, чтобы это заключение было правильным, в дальнейшем должно быть выполнено одно условие: хотя люди сравнивают свой доход с доходом других людей, они не должны сравнить свой досуг. А как фактически мы ведем себя? Чтобы пролить свет на это, мы должны рассмотреть ответы на второй вопрос, который задавали студентам Гарварда. Им предлагали два возможных мира, C и D.
36 Который мир Вы бы предпочли?
37
  1. У вас каникулы 2 недели, а другие имеют половину этого
  2. У вас каникулы 4 недели, а другие имеют вдвое больше
38 Только 20 % студентов выбрали мир C. Таким образом, в случае досуга большинство людей не соперничают друг с другом. Вывод такой – у нас будет слишком мало времени для досуга, пока это не будет декларировано общественной политикой.
39 В ответ на этот аргумент, борцы за свободу часто говорят, что соперничающий человек сам виноват, и его не надо защищать общественными усилиями, препятствуя другим зарабатывать деньги. Но это рассуждение ошибочно. В наших силах изменить человеческую природу. Но мы не можем уничтожать нашу существующую природу.
40 5. Счастье и налоги.
41 Фактически явления конкуренции и привыкания настолько важны, что они требуют обдумать заново и полностью пересмотреть теорию общественной экономики. Под общественной экономикой подразумевается теория микроэкономической политики, которая получила свое развитие в работах James Meade, Amartya Sen and Tony Atkinson, James Mirrlees.
42 Исходная отправная точка в этой теории: налогообложение искажает выбор между досугом и доходом – заставляет людей работать слишком много. Налогообложение может быть оправдано ценностью общественного потребления, которое оно финансирует. Но, при сравнении налоговой стоимости с выгодами от расхода, мы должны учитывать существенное "бремя избытка" налога, прибывающее от искаженного выбора, который предполагается причинить. В этом смысле теория Винховена - всегда против государственной деятельности.
43 Конкуренция и привыкание приводят к совершенно другому выводу. Они сообщают нам, что в эффективной экономике должны быть уровни корректирующего налогообложения. И пока налогообложение не выше заданного уровня, анализ выгоды общественного потребления не должен волновать нас при любом бремени избытка, который появляется от затрат на финансирование расходов.
44 Так каким же должен быть соответствующий уровень налогообложения? Статистические данные только начинают накапливаться, но мы уже говорили о 30 процентах, которые возникают в связи с конкуренцией, и действительность свидетельствует, что также дело обстоит и с привыканием. Таким образом, 60 процентов не кажутся не реальными и это фактически типичный уровень крайнего налогообложения в Европе - если вы учитываете прямые и косвенные налоги. Я подозреваю, что в некоторых случаях почти не осознанно электорат понимает, что желание больше тратить является в некоторой степени пагубным и это соответствует тенденции общественного потребления. Настало время объявить, что это противоречие является одной из центральных особенностей Социальной Демократии или что это является еще одним путем развития экономики.
45 Мы должны быть уверены, что такое налогообложение в конечном итоге сокращает наш измеренный валовый национальный продукт, т.к. сокращается усилие работы. Но мы должны также ясно себе представлять, что это не имеет никакого значения, потому что валовый национальный продукт – неправильная мера измерения благосостояния.
46

6. Ошибка

47

Ошибка заключается в том, что обычно думают о потребителях и производителях как о чем-то различном. Каждый из нас в одно и то же время является и потребителем и производителем. Мы и потребляем продукцию и производим ее. Конечно многое из того, что я потребляю, я оцениваю, насколько это полезно для меня. Но, если я также ищу способ увеличения дохода и потребления для достижения определенного статуса, то эта часть моего усилия вредна.

48

Чтобы убедиться в этом, давайте рассмотрим функцию счастья i-того человека.

49

Happinessi = f(Leisurei, ValuedConsumtioni) + αRanki(1)

50

Счастьеi= f(Досугi, Оцененное потреблениеi) + α Статусi

51

Я жертвую досугом и увеличиваю потребление, которое я оцениваю за его собственную пользу, и повышаю статус. Но, если я теперь рассматриваю общество в целом, то

52

Счастьеi = f (Досугi, Оцененное потреблениеi) + константа

53

Итак, даже если мы многое из нашего потребления оцениваем как полезное для нас, дополнительно сделанная работа для повышения статуса приводит к обратным результатам. Дополнительный труд ни к чему не приводит, так как общее количество α-статусапостоянная величина. Получаем эффект нулевой суммы! Поэтому когда мы воспитываем людей, мы должны пытаться уменьшить их α-запросы.

54

Сложность, по мнению Винховена заключается в том, что мы должны избегать тех действий против других людей, которые приведут к эффекту нулевой суммы. Но имеется также и положительная сторона: направлять действия против негативных черт характера, развивать наши таланты до максимально возможного уровня, потому что достижение этого дает нам удовлетворение.

55

Мы должны поддержать тестирования и исследования, предназначенные, чтобы показать нам, чего мы могли бы достичь. Но мы должны подвергнуть сомнению те тестирования, в которых множество табличных значений публично и преднамеренно обнародовано для мотивации людей на улучшение статуса. Это подталкивание многих, как к провалу, так и к успеху - не является хорошей формулой для увеличения человеческого счастья. Функция, которую мы должны ввести в нашу систему – это

56

Счастьеi= f(Досугi, Оцененное потреблениеi) + α Статусi+ β Продкуцияi

57

где α должно быть как можно меньше и β - как можно больше. Прежде всего, мы хотим, чтобы люди наслаждались их вкладом в социальную жизнь - понятие, неизвестное стандартной экономике, но понятное каждому из нас. Достоинство последнего слагаемого в уравнении в том, что когда идет суммирование по всем людям, то последняя составляющая может расти без предела, что при анализе примера рассмотренного выше, приводит не к нулевой сумме.

58

Теперь рассмотрим, как общество развивалось в 1990-ых: α росло и β уменьшалось. Было сконцентрировано внимание на "продвижении" и на финансовых стимулах как способе мотивации людей. Основная цель современной платежной политики состоит в том, чтобы как можно теснее связать оплату и продукцию - другими словами плата связывается с выполнением. Если сделать акцент на сравнительном выполнении, то это неизбежно приводит к повышению α.

59 Но имеется и другой эффект. Экономисты и политики предполагали, что когда внешние поводы для выполнения работы увеличиваются, другие поводы остаются такими же. Но это не так - были проведены исследования, которые наводят на размышления. Эдвард Деси дал задания в двух группах студентов. В одной группе он платил за каждое правильное решение, в другой - нет. По прошествии некоторого времени обеим группам позволяли продолжить работать. Неоплаченная группа продолжила дальнейшую работу - из-за их интереса к упражнениям. Но, для группы, которая была оплачена, внешнее побуждение уменьшило внутреннее побуждение, которое иначе существовало бы, если бы не было оплаченной мотивации.
60 Второй пример - реальный случай из жизни Швейцарии в 1993, когда две общины были отобраны как потенциальные участки для хранения радиоактивных отходов. Экономист Бруно Фрей опросил большинство жителей. Им задавали два вопроса. На первый - "Вы хотели бы здесь иметь хранилище?"- 51 % сказали да. Второй вопрос звучал так - "Если бы вам предложили некоторое количество компенсации, вы хотели бы здесь иметь хранилище?" На этот вопрос только 25 % сказали да. Таким образом, присутствие финансовой награды уменьшило готовность людей действовать по воле случая.
61 7. Влияние телевидения на благосостояние.
62 Винховен пробует объяснить, почему счастье не выросло и почему депрессия, алкоголизм и преступность имеют место, особенно в золотом периоде экономического роста 1950-73гг. Он приходит к выводу, что не имеет смысла обвинять экономический рост вообще, т.к. в более ранних периодах экономического роста подобно 1850-1914гг. и алкоголизм и преступность упали. Так, что же изменилось в послевоенном мире? Наиболее очевидное преобразование нашей жизни заключалось в появлении телевидения, которое показывает нам, с полной интимностью, как живут другие люди. Так раньше люди сравнивали себя с людьми за углом, теперь они могут сравнивать себя с любым. Было бы удивительно, если такие сравнения не были бы тревожны.
63 Телевидение отличается от любой предыдущей среды связи двумя особенностями. Первая - моментальность. Вторая - явный количественный перевес. Типичный англичанин смотрит телевидение 3,5 часа в день - грубо 25 часов в неделю. За всю жизнь типичный англичанин тратит большее количество времени, смотря телевидение, чем на выполнение оплаченной работы. В большинстве Европейских стран на просмотр телевидения тратят значительно меньше времени, но в большинстве стран это - более чем 2 часа в день. Так что логично предположить, что телевидение имело и имеет глубокое влияние на нашу жизнь и на наше благосостояние. Это влияние крайне негативно, что подтвердят изложенные ниже примеры.
64 Большинство общественных дискуссий относительно телевидения сосредоточено на проблемах насилия и секса. Это поддерживает представление здравого смысла о том, что повторяемое насилие на телевидении имеет тенденцию узаконивать насильственное поведение, так же, как повторные сцены прелюбодеяния имеют тенденцию узаконивать прелюбодеяние. Например, в 1950-ых телевидение предоставило отчет о показанных программах в различных американских штатах за предыдущие годы и исследование показало, что в том году, когда увеличился показ насилия и секса, привело к увеличению воровства на 5 %, и мы можем только предполагать его последующий совокупный эффект. Кроме того, это исследование в некоторой степени говорит о прямом эффекте телевидения на счастье, но здесь мы вынуждены полагаться на догадку и косвенные выводы.
65 Здесь уместно привести следующее исследование. В ряде психологических экспериментов женщинам были показаны фотографии моделей. Было оценено их настроение до и после показа. После просмотра фотографий моделей, настроение женщин упало. Так как телевидение должно влиять на настроение женщин? За 3-х часовой просмотр телевидения каждый день женщина не может не видеть парад красивых женщин. Это, вряд ли улучшит ее настроение. А что относительно эффекта на мужчин? Также были показаны фотографии моделей мужчинам. До и после этого были оценены их чувства относительно собственных жен. После наблюдения моделей, большинство мужчин испытывало меньше хороших чувств относительно жен.
66 Это исследование является ключом к общей гипотезе. Телевидение создает недовольство заваливая нас изображениями форм тела, богатства и товаров, которых мы не имеем. Это недовольство несут и сериалы, и рекламные ролики. Чувство зависти, которое заложено глубоко в человеческом характере, так или иначе неизбежно увеличивается через телевидение.
67 8. Промежуточные выводы
68 Вернемся к теории общественной экономики. Сторонники этой теории смело утверждали, что полезность измерима, поскольку без этого невозможно рассмотреть вопрос оптимального распределения дохода. Они предполагали, что дополнительный доход был более необходим бедным, чем богатым. Но они не смогли произвести эмпирические исследования, чтобы доказать это. Мы теперь можем. Например, используя Евробарометр для сравнения индивидуумов, можно показать, что крайняя полезность относительного дохода резко уменьшается при повышении дохода. Также, используя Мировой Обзор Ценностей для сравнения стран, Джон Хелливелл оценил, что увеличение среднего дохода поднимает среднее счастье только в тех странах, где доход на душу ниже $ 15,000.
69 Но все же, говорить, что рост благосостояния не вносит вклад в счастье – это большое упрощение. Фактически, единственное, в чем все согласны в этой очень молодой области науки - утверждение, что за деньги можно купить счастье. Существует чрезвычайно сильная корреляция между богатством и счастьем. Страны с низким доходом имеют низкий уровень счастья, страны среднего дохода имеют средний уровень счастья, и страны с высоким доходом имеют высокий уровень счастья.
70 Утверждение Хелливелла (поддерживаемое также и Лэйардом) выдвинуто исследователями на первый план, но все же его надо доказать. Тот факт, что более высокий уровень доходов не приводит к более высокому счастью, еще не говорит о бесполезности роста доходов.
71 Подведем итоги вышесказанного:
72
  1. Если мой доход растет, я становлюсь счастливее, особенно в ближайшей перспективе.
  2. Но это делает других менее счастливыми и оказываемый на меня эффект, исчезает, чего я не предвидел.
  3. Так что корректирующее налогообложение необходимо, чтобы баланс моей трудовой жизни был положителен. Это должно быть ключевой доктриной в новом пути развития экономики.
  4. Мы не должны поощрять сравнения доходов и борьбу за статус из-за нулевой суммы.
  5. Внешние стимулы могут подорвать наше внутреннее побуждение делать работу хорошо.
  6. Реклама должна контролироваться, особенно это относится к детям.
  7. Мы должны перераспределить доход в пользу бедных.
73 9. Заключение.
74 Нетрудно увидеть, что весь вышеизложенный материал основан на трудах западных ученых и на результатах европейских исследований. В России, как и на всем постсоветском пространстве, вопрос определения и увеличения счастья практически не волнует ни экономические, ни политические круги. Счастье как научную тему не любят: есть научные рабочие группы, занимающиеся стрессом, депрессией, политическими предпочтениями. Обнаружить серьезные статьи, посвященные изучению счастья в нашей литературе практически невозможно.
75

Этому есть несколько вариантов объяснения. Первое – различие в языке. В английском языке слово «happy» употребляется часто и по любому поводу. Например, получивший прибавку сотрудник или ребенок, путешествующий с родителями, запросто могут сказать о себе «I’m happy». Другая ситуация с русским словом «счастье». С точки зрения русского человека счастье можно испытывать в своей жизни, ну, может быть, раза три: когда случается безумная любовь или еще что-нибудь в этом роде. А русскому «счастью» больше соответствует английское слово «bliss», что переводится у нас как «блаженство».

76

Еще одно принципиальное отличие нашей страны – климат. Глядя в окно среднестатистического российского города-миллионника (особенно зимой) сразу понимаешь, почему, например, в Гватемале по опросам Рута Винховена люди гораздо счастливее россиян. В странах Латинской Америки, на юге Европы можно круглый год купаться, спать в сиесту и устраивать карнавалы. Правда, в Северной Европе погода такая же противная, как у нас. Но у них такая социальная система, которая просто не позволяет людям быть несчастными.

77

Следующий вариант – менталитет. Русский менталитет подразумевает скромность в выражении эмоций, особенно положительных. Нам свойственно их не завышать, а, наоборот, занижать. Это что-то вроде суеверия: если ты выглядишь слишком счастливым, судьба тебя непременно накажет. У каждой культуры свои правила выражения эмоций. Нас раздражают американцы с их вечной улыбкой. А им кажется удивительной невозмутимость японцев. У китайцев публичная демонстрация счастья вызывает недоверие и боязнь сглазить. Подтверждение этому легко увидеть, проанализировав основные религии. В протестантизме приумножение богатства является основной целью, хотя и делается это во имя Бога, частная собственность является неприкосновенной и при этом развит индивидуализм. Противоположная картина в конфуцианстве и буддизме: деньги отрицаются, права собственности не акцентируются, основой общества является не индивидуум, а группа. В православии деньги рассматриваются как средство, доминирует общинность, основной ячейкой общества является семья.

78

Возможно, именно поэтому в современном обществе потребления именно европейские страны занимают лидирующие позиции по уровню счастья у населения. У них нормой жизни считаются рациональность и личный интерес. А русский человек всегда предпочитал жить «по справедливости», соблюдая общие интересы.

79

Счастье на национальном уровне имеет сложную формулу, в точном составе которой ученые пока разобраться не могут. Но несложно выделить основные факторы, влияющие на счастье: менталитет, общественная активность, доходы, демократичность общества и так далее. Вот только точные пропорции этих факторов пока неизвестны. Поэтому пока что придется искать путь к счастью каждому из нас самостоятельно.