Coverage of habits in Economic Theory
Coverage of habits in Economic Theory
Annotation
PII
S207751800000136-8-1
DOI
10.18254/S0000136-8-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
V. Istratov 
Affiliation: Cemi RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract
Despite being one of the most important elements of human behavior in general and of economic behavior in particular, habits are typically ignored in academic economic literature. This review exposes how vaguely the topic of habits is worked out. The exegesis of the very concept of habit is ambiguous, which in large part results in the absence of generally accepted view of the problem. Little could be said about models and theories of the full life cycle of a habit, i.e. its formation, maturing and withering away; and elaboration of the topic is often limited to stating habit’s existence in particular cases and to listing dependent parameters.
Keywords
habit, behavior, decision
Received
06.11.2018
Date of publication
08.11.2018
Number of characters
11692
Number of purchasers
3
Views
357
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Привычки – один из важнейших факторов человеческой деятельности, включая ее экономические разновидности, поэтому интерес экономистов к этой теме неизбежен. Но при этом тема оказывается по существу мало разработанной. На сегодня нет единодушия среди исследователей не только касательно способов формирования привычек, но даже относительно содержания понятия привычки. Приведенный ниже беглый анализ подтверждает эти выводы.
2 Если обратиться к прошлому, то можно увидеть, что в более ранних экономических работах привычки упоминались вскользь по ходу обсуждения другой – основной – темы сочинения.
3 В частности многие авторы высказывали, не развивая ее, весьма общую мысль, что привычки влияют на потребление. Так, А. Маршалл писал, что «потребление можно сократить путем изменения привычек» (Marshall, 2013, p. 58); а Дж. М. Кейнс отмечал, что «объем того, что общество тратит на потребление, очевидно, зависит […] отчасти от субъективных потребностей и психологических склонностей и индивидуальных привычек, их составляющих» (Keynes, 1964, p. 90).
4 Но привычки влияют не только на потребление, экономисты признавали, что привычки определяют естественные границы различных экономических феноменов. К примеру, Маршалл писал, что «необходимый или естественный предел заработной платы не устанавливается никаким железным законом, но определяется местными условиями и привычками каждого места и периода» (Marshall, 2013, p. 421). По Т. Мальтусу, «капитал и население могут продолжить увеличиваться в других сферах занятости до тех пор, пока […] рента не достигнет предела, предписанного возможностями земли и привычками людей» (Malthus, 1836, p. 180). А Д. Рикардо полагал, что «естественная цена труда […] существенным образом зависит от привычек и обычаев людей» (Ricardo, 2005, p. 96).
5 Авторы также отмечали то, что наличие привычек снижает рациональность поведения человека. К примеру, по мнению А. Смита, «образование и привычки обыкновенно делают его [работника] неспособным производить суждения, невзирая на его полную информированность» (Smith, 1904, vol. 1, p. 249). С ним соглашался М. Фридман: «Под воздействием […] ограничений индивид решает тем или иным образом, какие товары и услуги приобретать. Эти решения можно считать (1) совершенно случайными или беспорядочными; (2) полностью соответствующими некой принятой, совершенно привычной манере поведения; или (3) намеренными актами выбора» (Friedman, 1977, p. 35).
6 К слову сказать, были и неожиданные рассуждения, касающиеся нравственной стороны жизни. Так, Маршалл наставлял, что лишь правильные привычки, являются залогом счастья: «для обыкновенных людей, не имеющих больших амбиций, низкого или высокого происхождения, средний доход, полученный от скромной и относительно стабильной работы, дает наилучшие возможности для формирования тех самых привычек тела, разума и духа, в которых только и заключается истинное счастье» (Marshall, 2013, p. 113). А Мальтус ставил процветание стран в зависимость от благоразумных семейных привычек: «Благоразумные привычки, касающиеся брака, распространенные в значительной степени среди трудящихся классов страны, зависящей в основном от производства и торговли, могут повредить ей. В стране с плодородными землями такие привычки были бы величайшим из всех мыслимых благословений» (Malthus, 1836, p. 215).
7 Со временем привычки стали занимать все более заметное место в экономических трудах благодаря отдельным авторам. Так, в начале ХХ века Т. Веблен уже утверждал, что «руководствуясь современной биологической и психологической наукой, мы должны будем переформулировать понятие человеческой природы в терминах привычек» (Veblen, 1918, p. 221).
8 И действительно, сам Веблен рассматривал расточительность «праздного класса» как раз через призму привычек. «Постепенно, по мере того как производственная деятельность все больше вытесняет хищническую деятельность в повседневной жизни общины и в образе мыслей людей, накопленная собственность все чаще заменяет трофеи хищнической активности в качестве общепринятого показателя превосходства и успеха» (Veblen, 1918, p. 28). При этом «усиливающаяся привычка ценить в вещах признаки дороговизны и отождествлять красоту с престижностью, приводит к тому, что красивое, но не дорогое изделие начинает считаться некрасивым» (Veblen, 1918, p. 132), а «привычка одобрять дорогое и не одобрять недорогое так основательно укоренилась в нашем сознании, что мы инстинктивно настаиваем хотя бы на толике расточительной дороговизны во всем, что мы потребляем, даже в отношении товаров, потребляемых в строгой приватности и без единой мысли о демонстрации» (Veblen, 1918, p. 155).
9 Наконец, ближе к концу ХХ века начинают появляться работы, в которых привычка становится интересна сама по себе. Среди таких работ можно выделить группу работ, объединенных исследованием «сохраняемости привычки» (habit persistence).
10 Как пишут С. Шмитт-Грое и М. Урибе, «сохраняемость привычки […] это спецификация предпочтений, согласно которой периодическая функция полезности зависит от квази-разницы потребления. В частности, если […] ct обозначает потребление в период t, U обозначает периодическую функцию полезности, а β ϵ (0,1) обозначает субъективный дисконт, тогда функция полезности с сохраняемостью привычки задается . Параметр α ϵ (0,1) обозначает интенсивность формирования привычки и вводит неделимость предпочтений по времени. […] Более общие спецификации позволяют величине привычки быть функцией потенциально всех прошлых потреблений. В этом случае функция полезности задается U(ct - α St-1), где St-1=S(ct-1,ct-2,…) обозначает величину привычки в момент t. […] Другой вариант формирования привычки – это относительная сохраняемость привычки, в которой фигурирует квази-соотношение потребления вместо квази-разницы потребления в качестве аргумента периодической функции полезности» (Schmitt-Grohé, Uribe, 2008, p. 814).
11 Таким образом, работы в данной области предлагают формализованный взгляд на проблему привычек. Но при этом сама привычка понимается очень узко, скорее как форма математической записи, нежели чем как содержательное понятие. Хотя, конечно, работы по «сохраняемости привычки» не первые, предложившие формализованный взгляд на проблему привычек. Так, к примеру, Р. Поллак изложил свое видение этой проблемы на пару десятилетий раньше (Pollak, 1970).
12 Для выделенной им функции полезности он предложил так описать формирование привычки:
13

14 где xit – это уровень потребления i-го блага в период t, bit «может трактоваться как необходимый набор благ, и нет предположения о том, необходимы ли они скорее физиологически, чем психологически» (Pollak, 1970, р. 749), – физиологически необходимая часть благ, а βi – психологически необходимая часть.
15 Поллак поясняет, что «суть гипотезы о привычке заключается в том, что (1) прошлое потребление влияет на текущие предпочтения и, следовательно, на текущий спрос, и что (2) более высокий уровень прошлого потребления блага подразумевает, при прочих равных, более высокий уровень нынешнего потребления этого блага» (Pollak, 1970, р. 751).
16 Вообще со второй половины ХХ века стало появляться заметное количество работ, в которых привычка и некоторые связанные с ней процессы описываются математически. Это нетипично для работ более ранних периодов. При этом привычка все еще не становится центральной темой исследований для всей экономической теории.
17 Работам, посвященным привычкам, в целом присуща неоднозначность трактовки самого понятия «привычка». В подавляющем большинстве работ отсутствует какое бы то ни было определение этого термина. Из контекста можно заключить, что под привычкой понимается как минимум три феномена.
18 Прежде всего, это некое бессознательно выполняемое действие. Маршалл называл это «более-менее рефлекторным или автоматическим действием» (Marshall, 2013, p. 208), а Веблен описывал как «привычный способ реагирования на данный стимул» (Veblen, 1918, p. 106).
19 Вторая интерпретация – это уменьшение реакции на внешний раздражитель. Вот как это выразил Маршалл: «Время может также потребоваться для привыкания к новым товарам и к открытию способов их экономного использования» (Marshall, 2013, p. 92).
20 Наконец, третья интерпретация – это образ мыслей, устоявшееся течение личных суждений. Например, Смит писал следующее: «Купец приучен употреблять свои деньги в основном на доходные проекты, тогда как простой помещик привык их в основном тратить» (Smith, 1904, vol. 1, p. 382). А у Веблена на образе мыслей (в оригинале – habit of thought, определяемом самим Вебленом как «привычное проявление жизни» (Veblen, 1918, p. 289)) так и вовсе построена львиная доля рассуждений в «Теории праздного класса» (Veblen, 1918). Выбранные примеры демонстрируют еще одну проблему: привычка может по-разному пониматься даже в одной работе (сравни интерпретации Веблена).
21 Отдельно стоит упомянуть описание элементов жизненного цикла привычки: формирования, закрепления, отмирания. Нам не удалось найти в экономических работах единой, согласованной теории жизненного цикла. Но при этом отдельные его этапы упоминаются и даже анализируются в научных работах. Так, Веблен рассуждал о том, что в основе формирования привычек лежит некоторая целесообразность: «Образ мыслей человека образует органическую совокупность, неизбежно направленную в сторону обеспечения жизненного процесса» (Veblen, 1918, p. 259). Хотя в той же работе Веблен говорил о привычке к расточительному потреблению, которая не является рационально обоснованной. Таким образом, возникает некоторая содержательная двойственность. По поводу закрепления привычек Веблен писал, что «в общем случае, чем дольше длится привыкание, тем прочнее привычка, и чем больше она совпадает с предыдущими привычными формами активности, тем настойчивее данная привычка будет заявлять о себе» (Veblen, 1918, p. 107). И добавлял, что «различная легкость, с которой разные привычки формируются у разных людей, равно как и различное сопротивление отказу от разных привычек, говорят о том, что формирование отдельных привычек не определяется одной лишь длительностью привыкания. Унаследованные склонности и особенности темперамента играют не меньшую роль, чем длительность привыкания, в решении того, какие привычки будут преобладать в жизни индивида. А превалирующий тип передаваемых склонностей, или, другими словами, тип темперамента преобладающего этнического элемента в каком-либо сообществе, во многом определит, каковы будут масштаб и форма выражения привычного существования сообщества» (Veblen, 1918, p. 108). По поводу отмирания привычек Веблен замечал следующее: «Привычки и взгляды начинают терять власть над рассматриваемым сообществом или классом, как только образ мыслей и взгляды на жизнь […] приходят в достаточно сильное несогласие с возникшей за последнее время экономической ситуацией» (Veblen, 1918, p. 360). Т.е. все-таки целесообразность привычки является, по мнению Веблена, решающим фактором, определяющим ее жизнеспособность. В том же ключе писал об отмирании привычек и Маршалл: «Когда привычка или обычай, возникнув при одних условиях, оказывает влияние на действие в иных условиях, то уже не обнаруживается строгой связи между усилиями и достигаемыми с их помощью результатами. […] В деловой сфере в современном мире такие привычки быстро отмирают» (Marshall, 2013, p. 18).
22 Подводя быстрые итоги, можно сказать, что на сегодняшний день в экономической теории отсутствует цельная концепция привычки. Представления о ней раздроблены и местами противоречивы. По этой причине не приходится говорить о явном доминировании какой-то теории или представления. Также не сформирована привычная форма описания проблемы. И вообще данная область исследований мало формализована, что затрудняет обращение к методам компьютерного моделирования.

References

1. Friedman M. (1977). Price Theory. Chicago: Aldine Publishing Company.

2. Keynes J.M. (1964). The General Theory of Employment, Interest and Money. San Diego: Harvest/HBJ.

3. MalthusаT.R. (1836). Principles of Political Economy. London: W.аPickering.

4. MarshallаA. (2013). Principles of economics. 8th Ed. Palgrave Macmillan UK.

5. PollakаR.A. (1970). Habit Formation and Dynamic Demand Functions // Journal of Political Economy. Vol.а78. No.а4. Partа1. P.а745-763.

6. RicardoаD. (2005). On the Principles of Political Economy and Taxation // In: SraffaаP. & DobbаM.H. (eds.) УThe Works and Correspondence of David RicardoФ. Vol.а1. Indianapolis: Liberty Fund.

7. Schmitt-GroheаS., UribeаM. (2008). Habit Persistance // In: BlumeаL., DurlaufаS.N.а(eds.) УThe New Palgrave Dictionary of EconomicsФ. Vol. 3. NewаYork: Palgrave, Macmillan. P. 814-816.

8. SmithаA. (1904). An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations by Adam Smith, Vol. 1. Edited by CannanаE. London: Methuen.

9. VeblenаT. (1918). The Theory of the Leisure Class: An Economic Study of Institutions. NewаYork: B.W.аHuebsch.