Конверсия институтов. Методологическая матрица анализа и моделирования.
Конверсия институтов. Методологическая матрица анализа и моделирования.
Аннотация
Код статьи
S207751800007388-5-1
DOI
10.18254/S207751800007388-5
Тип публикации
Статья
Статус публикации
Опубликовано
Авторы
Дегтярев Александр Николаевич 
Должность: Вице-президент
Аффилиация: Академия наук Республики Башкортостан
Аннотация

В статье с позиций методологии междисциплинарного подхода анализируются проблемы трансформации социально-экономических систем. Обосновывается неразрывная связь трансформационных процессов в экономике, политике, социальной сфере со структурной деформацией институционального поля системы. На основе агент - ориентированной теории трансформации социально-экономических систем постулируется принцип сохранения институциональной энергии. В целях обеспечения параметрического моделирования трансформации указанных систем и их институционального поля обосновывается введение в научный оборот новых понятий – «конверсия институтов» и «индекс конверсии» и определяется форма соответствующих динамических уравнений.

Ключевые слова
социально - экономические системы, междисциплинарный подход, трансформация институционального поля, принцип сохранения институциональной энергии, параметрическое моделирование трансформации, конверсия институтов, индекс конверсии
Классификатор
Получено
30.10.2019
Дата публикации
19.12.2019
Кол-во символов
11816
Всего подписок
17
Всего просмотров
243
Оценка читателей
0.0 (0 голосов)
Цитировать Скачать pdf

Для скачивания PDF необходимо авторизоваться

1 Одной из острейших проблем современной экономической науки остается проблема адекватного прогнозирования трансформации социально - экономических систем различного уровня на заданном горизонте исследования. Для аргументации этого тезиса достаточно привести пример последнего мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 годов, обрушившего с разной степенью глубины практически все мировые экономики и разорившего не только десятки миллионов домохозяйств, но и многие крупнейшие, исторически устойчивые бизнесы развитых стран. Характерно, что ни одна научная школа, ни один из международных институтов развития, в том числе МВФ, это не спрогнозировали.
2 Здесь важно отметить, что кризис финансово-экономической сферы мировой системы привел не только к институциональной трансформации в этом её сегменте, но так же к серьезным деформациям в системе социальных и политических институтов, там, где они оказались самым слабым звеном и были подготовлены к трансформации (где-то и к дисфункции) предшествующим ходом исторической социодинамики.
3 Экономический кризис привел к изменениям в структуре социальных институтов, вызвав трансформацию социальной стратификации множества стран, потерявших значительное количество представителей среднего класса в силу их разорения и перехода в маргинальную среду. Последствия этих глобальных потрясений вызвали так же определённые изменения на карте политических институтов: «арабская весна» привела к власти новые политические режимы в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока, а борьба политических группировок на Украине обернулась затяжной гражданской войной с многочисленными человеческими жертвами и деградировавшей экономикой.
4 Приведенный пример органичной взаимосвязи экономических, социальных и политических институтов в трансформационной динамике глобального и странового развития весьма показателен и требует научного объяснения. Однако современные теории экономического развития, опирающиеся на неоклассические модели, упрощают реальный трансформационный процесс отсутствием учета волатильности институциональных изменений социально-экономических систем.
5

Вместе с тем, справедливо и то, что «изолированное исследование процессов институциональных изменений не позволяет ответить на корневой вопрос, почему и как реально происходит смена траектории экономического развития в конкретных странах, регионах, секторах и т.д.» [8]. Для этого требуется более целостное и системное позиционирование институциональных перемен в неразрывной связи с трансформационными процессами в экономике, политике и социальной сфере.

6

Научное решение этой комплексной задачи, как показывает ряд авторитетных исследований в области указанной проблематики [1, 6, 8, 9, 10, 11, 12, 13], – в методологической синергии междисциплинарного подхода, восходящего к теоретическому наследию основоположников институционализма и социогуманитарной парадигме трансформации Карла Поланьи; опирающегося на теоретические конструкции Вильфредо Парето и Макса Вебера; теорию институционального проектирования В. Тамбовцева, концепцию институционального дизайна Э. Остром и функциональную систематизацию институтов согласно критериальному подходу Г. Клейнера. В логике указанной стратегии теоретические основы моделирования эволюции институтов должны коррелироваться с синтезирующими принципами теории реформ В. Полтеровича, теории макрогенераций В. Маевского, теории агент-ориентированного моделирования общественно-экономических систем В. Макарова и А. Бахтизина [5, 6, 7, 8, 9].

7

Интегральное определение институтам, с точки зрения теории агент - ориентированного моделирования, дает в своей фундаментальной работе академик В. Макаров. «Институт понимается как некое образование, созданное коалицией первичных экономических агентов для производства и потребления коллективных (и не только коллективных) благ членами коалиций. Формирование (создание) и дальнейшее функционирование института осуществляется с помощью коллективных действий агентов, т.е. институт – это результат коллективных действий… Если совокупность институтов сформировалась, рассматривается задача конкуренции между институтами, конкуренция, как правило, состоит в том, что каждый институт использует свою политику привлечения новых членов…», – формулирует далее задачу автор и определяет направление поиска ее решения – это агент - ориентированная стратегия [4].

8

В развитие указанного тезиса об агент-ориентированной трансмиссии общественно-экономических процессов, подтверждая неизбежность системных перемен под влиянием социально - исторических, культурных или политических трансформаций в социуме, автор исследования, посвященного теории институционального распада, утверждает: «неизбежно появляются экономические агенты, которые формулируют и имплементируют в социальное пространство нормы, по функциональному содержанию не соответствующие ранее принятым правилам экономического взаимодействия» [1], что неизбежно ведет к их трансформации.

9

При этом энергия агентов, определяющих каркас «атомного ядра» институтов, при ее диссипации, приводящей к дисфункции институтов, сохраняется, трансформируясь в новую форму, притягивается и аккумулируется другими институтами, обладающими большей энергетикой и центростремительной силой, создавая новые аттракторы в пределах институционального поля. Этот тезис можем трактовать как принцип сохранения институциональной энергии. Агент-ориентированная модель адекватно объясняет феномен сохранения институциональной энергии, ибо именно агенты, по убеждению авторов теории, являются носителями «молекул энергии», составляющих энергетическую массу института в контуре институционального поля, а их действия в направлении того или иного вектора развития событий, диктуемые предпочтениями агентов, приводят к институциональным преобразованиям [5].

10

Этот методологический подход объясняет, как факт зарождения института в результате накопления критической массы энергии, придающей ему значимый «вес» и общественную полезность в пределах институционального поля социально-экономико-политической системы, так и его «отмирание», диссипацию ввиду незначительности в масштабах общей картины. Об энергетической природе внутреннего состояния института свидетельствуют и другие исследователи, например О. Сухарев, который считает, что институциональные коррекции «обладают гистерезисным эффектом», а дисфункция институтов возрастает по мере нарастания трансакционных издержек на реализацию норм институтов, т.е. по мере уменьшения «собственной энергии» институтов и нарастания сопротивления им [12].

11

Важным является то, что «энергетическая модель» институтов позволяет перейти от качественной оценки трансформации институционального поля социально-экономико-политической системы (СЭПС) к ее количественным параметрам, а значит, и моделировать процесс трансформации и, по аналогии, связанной с инновационной природой формирования новых институтов, выразить с помощью математической модели диффузии инноваций Басса – Роджерса [3, 6]:

12 nt = (p + q(Nt/M))(M – Nt), где:
13 nt – количество агентов, принявших новый институт в момент времени t;
14 M – множество агентов, определяющих статус институтов;
15 Nt – суммарное количество агентов, принявших новый институт сторонников нового института) в момент t;
16 p – коэффициент экзогенного влияния;
17 q – коэффициент эндогенного влияния (запроса).
18 Диаграмма институциональной диффузии в институциональном поле представлена на рис. 1.
19

Рис. 1. Динамика институциональной диффузии.

20 Однако изменения институтов – это лишь характеристика явления. А знания о том, что трансформация институтов – это непрерывный транзитивный процесс, «дорожная карта» перманентных изменений параметров институтов для адекватного моделирования трансформации социально-экономико-политических систем и их институциональной основы не достаточно. В этой связи, следует ввести новое понятие – «конверсия институтов», как конечный параметрический результат трансформации институтов.
21

Термин «конверсия» (от латинского «con - vercio» - изменение, превращение) имеет междисциплинарный статус и по первичному значению данной лексемы означает результат некоего действия по превращению объекта, т.е. «конвертации» в новый вид, с новыми характеристиками. Термин встречается при описании процессов трансформации в экономике, в технике, биологии, филологии и др. научных сферах [2]. Важно, что обмен, или замещение одних характеристик объекта трансформации в результате эндогенных или экзогенных воздействий агентов может существенным образом изменить (конвертировать) данный объект, придав ему новое качество. Это определение в полной мере может быть отнесено к институтам – социальным, экономическим, политическим, как субъектам общественно-экономических систем.

22 Таким образом, принципиальное различие понятий «трансформация» и «конверсия» заключается в том, что первая дефиниция характеризует процесс видоизменения объекта в период его жизненного цикла, а вторая – конечный или промежуточный результат этого процесса, имеющий определенные параметры, что делает процесс трансформации исчисляемым в рамках некоей параметрической модели.
23 На основании изложенного формулируем определение: «Результат трансформации института, осуществляемой посредством эндогенных и экзогенных воздействий, определяемый по изменению его параметров, называется конверсией института».
24 Степень (глубина, масштаб) конверсии определяется индексом конверсии института, определяемым по формуле:
25 ICu = f(Cut)/f (Cuo), где:
26 ICu – индекс конверсии института;
27 f(Cut) – параметры института в момент времени t;
28 f (Cuo) – параметры института в начальный момент отсчета процесса трансформации.
29 Очевидно, что индекс конверсии находится в пределах:
30 0 ≤ ICu ≤ 1,0
31 Введение индексов конверсии социальных (S), экономических (Е) и политических (Р) институтов (SEP - системы) – (ICS, ICE, ICP), как цифровых аналогов трансформации соответствующих институтов, позволяет моделировать этот процесс в пределах целостного множества, описывающего конкретное общественно-экономическое образование.
32 Очевидно, что кривая IC(S,E,P) = f (S,E,P) является функцией насыщения, конкретный вид которой зависит от эндогенных и экзогенных факторов воздействия агентов на институциональную среду (рис.2). Параметры кривой IC(S,E,P) = f (S,E,P) как функции определяются так же граничными условиями данного динамического процесса.
33 Рис. 2. Степень конверсии институтов.
34 Поскольку институты S; E; P локализованы в пределах множества R = F(S, E, P) и образуют подмножества, в которых агенты аSi, аEi, аPi объединены во множество AR, взаимосвязь параметров трансформируемого институционального поля с параметрами системы может быть описана системой динамических уравнений:
35 R = FI (ICS, IES, IPS);
36 AR = FaSi; аEiPi).
37 Указанные зависимости связывают между собой параметры системы и динамику трансформации базовых аттракторов институционального поля, что позволяет решить задачу построения параметрической модели влияния конверсии институтов на трансформацию социальной, экономической и политической системы сообщества агентов любого формата на заданном горизонте исследования.

Библиография

1. Барбашин М.Ю. Теория институционального распада: концептуальный потенциал и методологические рамки. // Журнал институциональных исследований. 2016, Т. 8, № 1. С. 36-53.

2. Большой экономический словарь. // М.: Институт новой экономики. 1997.

3. Земцов С.П. Моделирование диффузии инноваций и типология регионов России на примере сотовой связи. // Известия РАН. Серия географическая. 2017, № 4. С. 17-30.

4. Макаров В.Л. Исчисление институтов. // Экономика и математические методы. 2003, Т. 39, №2. С. 14-32.

5. Макаров В.Л. Новый инструментарий в общественных науках – агент-ориентированные модели: общее описание и конкретные примеры. / Макаров В.Л., Бахтизин А.Р. // Экономика и управление. № 12 (50). 2009. С. 13-25.

6. Малков С.Ю. Математическое моделирование исторической динамики: подходы и модели. // Центр междисциплинарных исследований. Рубрика Математические методы в синергетике. URL: spkurdyumov.ru/category/evolutionalism/

7. Малыхин В.И. Математическое моделирование социально-экономической структуры общества. Изд. 2-е, испр. и доп.// М.: ЛЕНАНД, 2015. - 240 с.

8. Мартынов А. К вопросу об универсальной теории экономической системной трансформации. // Общество и экономика. 2018, № 4. С. 5-30.

9. Очерки по экономической синергетике. Под ред. В.И. Маевского, С.Г. Кирдиной-Чэндлер, М.А. Дерябиной. - М.: ИЭ РАН. 2017. - 182 с.

10. Попов Е.В. Идеи и принципы мултикультурного институционального моделирования/ Попов Е.В.// Вестник Удмуртского университета. Экономика и право. Т.25, вып. 6 (ч.2). 2015. С. 8-18.

11. Садовничий В.А. Анализ и моделирование мировой и страновой динамики: методология и базовые модели. // Учитель. 2016. 272 с.

12. Сухарев О.С. Экономическая теория институциональных изменений: подходы к моделированию коррекции и дисфункции институтов. // Журнал экономической теории. 2018, Т. 15, № 2. С. 276-290.

13. Сухарев О.С. Экономическая теория эволюции институтов и технологий (проблемы моделирования в эволюционной теории управления). // М.: ЛЕНАНД, 2019.- 312 с.2