Simulation analysis of China fiscal models
Table of contents
Share
Metrics
Simulation analysis of China fiscal models
Annotation
PII
S207751800007438-0-1
DOI
10.18254/S207751800007438-0
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Ruslan Ramazanov 
Affiliation: Ufa federal research center of the Russian academy of sciences
Address: Russian Federation,
Abstract

The description and formalization of fiscal models practiced in China since the reforms of openness - from 1979 to 1993 and the model in force after 1994 - have been carried out. Formalized circuits are implemented on the NetLogo software environment platform. Some implicit effects created by regulated elements of fiscal models have been disclosed. The methodological basis of the study was an agent-oriented approach. The agents in the models are budgets of different levels: agent-center and agent-province. The study is based on the hypothesis of dependence of fiscal incentives of subnational budgets on the design of the scheme of financial interaction with the center. The first part of the paper presents a theoretical analysis of China 's fiscal models; In the second - their mathematical formalization. The final part discusses the results of simulation experiments.

Keywords
China, fiscal models, agent-oriented approach, fiscal incentives, federalism, simulation modeling
Received
07.11.2019
Date of publication
19.12.2019
Number of characters
29210
Number of purchasers
6
Views
78
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1

Введение

По мнению ряда исследователей одним из ключевых факторов форсированного роста китайской экономики начала 80-х годов стали бюджетно-налоговые преобразования [3,4,10,11]. Субнациональные власти получили беспрецедентную для новейшей истории Китая экономическую свободу. Децентрализация создала уникальную систему фискальных стимулов для субнациональных правительств развивать местную налоговую базу. На сегодняшний день анализ фискальных моделей Китая приобретает особую актуальность для российской экономики, находящейся в состоянии глубокой рецессии. Реформы государственного управления, ориентированные на предоставление субъектам большей фискальной автономии, могли бы создать условия для оживления экономики.

2 Настоящая работа продолжает наши предыдущие исследования, посвященные анализу фискальных моделей Китая [5,7]. Методологическую базу работы составило относительно новое направление имитационного моделирования – агент-ориентированный подход. Его суть заключается в представлении сложных социально-экономических систем и процессов в виде совокупности субъектов, взаимодействующих друг с другом и с окружающей средой по установленным исследователем правилам. Каждый субъект или агент обладает индивидуальной целевой функцией, которую он стремится оптимизировать. Из совокупности локальных действий агентов рождается глобальная динамика системы, представляющая особый интерес для исследования [1,6].
3

Теоретический анализ

В истории бюджетных отношений Китая можно выделить четыре этапа, каждый из которых характеризуется особым подходом в разделении государственных доходов между центром и регионами [8,9,12]:

4
  • унифицированный подход (1980 – 1985 гг.);
  • дифференцированный подход (1985 – 1986 гг.);
  • контрактный подход (1987 – 1994 гг.);
  • классический подход (1994 г.– настоящее время).
5 Унифицированный подход (1980 – 1985 гг.). Сборы по налогу каждого вида распределялись между центральным и региональным уровнями в соответствии с унифицированной пропорцией.
6 Дифференцированный подход 1985 – 1986 гг. Период характеризуется разграничением источников государственных доходов на центральные и региональные. Отдельно были выделены расщепляемые источники (таб. 1).
7

Таблица 1. Источники государственных доходов. Реформа 1985 года.  [8]

I. Источники, закрепляемые за центром
  1. подоходный и корректировочный налоги, распространяющиеся на все государственные предприятия, находящиеся под юрисдикцией центра;
  2. налог с железных дорог, штаб-квартир банков и страховых компаний;
  3. налог на денежные переводы предприятий, производящих оружие;
  4. субсидии, предоставляемые производителям зерна, хлопка и масла (рассматривались как отрицательный доход);
  5. специальный налог на мазут;
  6. подоходный налог, налог с продаж и роялти от оффшорной деятельности иностранных компаний по добыче нефти и совместных предприятий;
  7. доход по казначейским облигациям;
  8. 70% налогов с продаж, собираемых с предприятий, принадлежащих Министерству промышленности, Министерству энергетики, SINOPEC и Китайской Компании Цветных металлов;
  9. все таможенные пошлины, НДС и налоги на товары, собираемые на таможне;
  10. налог на табак;
  11. налог на производство ликера и табака.
II. Источники, закрепляемые за провинциями (по состоянию на 1985-1987 гг.):
  1. подоходный и регулирующий налоги с локальных предприятий;
  2. подоходный налог с предприятий, находящихся в коллективной собственности (ICIT);
  3. сельскохозяйственный налог;
  4. налог на торговлю на сельском рынке, взимаемый с частных предпринимателей;
  5. местные потери от торговли зерном (отрицательный налог);
  6. штрафы за просроченные налоги;
  7. городской налог на содержание и строительство (UMCT);
  8. жилищный налог;
  9. налог на использование транспортных средств;
  10. 30% налоговой выручки предприятий, находящихся в собственности Министерства энергетики, SINOPEC и China Nonferrous Metals Company;
  11. подоходный налог с физических лиц;
  12. налог на заработную плату;
  13. налог на самозанятых;
  14. налог на убой скота;
  15. налог на торговлю мясом;
  16. контрактный налог.
III. Расщепляемые источники:
  1. налоги с продаж (НДС, налог на бизнес и продукцию) поступают со всех предприятий кроме прямо исключенных (I: 6, 9, 10);
  2. налоги на природные ресурсы;
  3. строительный налог;
  4. соляной налог;
  5. промышленный и коммерческий налоги, а также подоходный налог, взимаемый с иностранных и совместных предприятий;
  6. энергетический налог и налог на транспортный фонд.
8 Налоги разделялись между провинцией и центром на основе формулы, которая впервые была использована в 1985-м году. Тогда ее основу составили данные 1983-го года. В дальнейшем данные 1985-го года стали использоваться для расчетов 1987-го года.
9 Ratio = E(83) / R(83) (1)
10 где Ratio– доля доходов, остающихся в распоряжении провинции; E(83) – фактически объем расходов провинции (на допустимые цели) в 1983-м году; R(83) – фактический объем зафиксированных за провинцией доходов + объем расщепляемых доходов 1983-го года.
11

Таблица 2 описывает результаты расчетов для периода 1985-1987 гг. Например, в 1985-м году расходы на допустимые цели Пекина были эквивалентны 48,2% от разделяемых и зафиксированных доходов. Следовательно, Пекин в 1985 году мог сохранить 48,2% от объема этих доходов. Естественно, все зафиксированные за центром налоги должны были быть переданы в центральный бюджет. Как видно из таблицы 2, 15 провинций имели избыток в 1985-м году (Ratio < 1), то есть разделяемые плюс местные фиксированные доходы превысили договорные расходы. Исключениями из общей фискальной практики Китая того периода были провинции Гуандун и Хэйлунцзян, которые оставляли за собой все местные и разделяемые доходы, перечисляя в центральный бюджет фиксированную величину средств. Остальные провинции испытывали дефицит бюджета. Им позволялось оставлять всю величину незафиксированных за центром доходов и получать субсидию, эквивалентную дефициту 1983-го года. Субсидия должна была ежегодно увеличиваться на 10%. В дальнейшем условная норма увеличения на 10%, принятая в 1986-м году, была сокращена до 5% в 1987-м и 1988-м гг. В 1989-м году планировалось полностью отказаться от надбавки.

12

Таблица 2. Система разделения государственных доходов Китая на период 1985-1987 гг. [8]

13

Контрактный подход 1987 – 1994 гг. С 1987-го года применявшийся ранее подход стал претерпевать серьезные изменения. Все больше провинций начало переходить на контрактную схему взаимоотношения с центром, предполагающую (по примеру Гуандуна и Хэйлунцзяна) передачу в центральный бюджет фиксированной величины денежных средств. Это стало первым шагом в направлении реформы 1988-го года, получившей название «провинциальный контракт».

14 Другим важным изменением этого периода стало учреждение «особых городов», имевших прямые отношения с центральным правительством и чье соглашение о распределении доходов не зависело от соглашения, которое заключала их провинция с центром. По состоянию на 1991-й год к таким городам относились Харбин, Чанзоу, Шеньян, Далянь, Циндао, Сиань, Чэнду, Чунцин, Ухань, Няньцзин, Нинпо, Сямынь, Гуанчжоу и Шэньчжэнь.
15 С 1988 года контракты стали применяться в большинстве процветающих провинций и особых городах Китая, включая Цзянсу, Чжэцзян, Хэбэй, Пекин, Тяньцзинь, Гуандун и Шанхай (таб.3). В соответствии с этой системой базовая величина (квота) общих доходов должна была передаваться в центральный бюджет, а объем доходов, собранный сверх этой квоты, мог полностью сохраняться за бюджетом провинции/города.
16 С 1987 по 1994 гг. в фискальной практике Китая существовало 6 контрактных схем финансовых взаимоотношений между центром и провинциями. Дадим их графическое и аналитическое описание.
17 (i) «Базовое разделение» (Basic Sharing) – ежегодно фиксированная доля подлежащих разделению доходов провинции перечисляется в центральный бюджет. Графическая интерпретация схемы представлена на рисунке 1. Пусть линия BC описывает динамику доходов провинции. Синие отрезки на рисунке соответствуют величине отчислений в центральный бюджет; красные – отражают доходы бюджета провинции. Например, в соответствии с графиком для 1989-го года величина подлежащих разделению доходов провинции эквивалентна длине отрезка CD. Длина отрезка DK, равная X% от длины CD, эквивалентна доле центрального бюджета. Длина отрезка CK, соответствующая (100–X)% длины отрезка CD, эквивалентна доходам бюджета провинции.
18

Рисунок 1. Схема (i) «Базовое разделение»

19

Таблица 3. Параметры схем межбюджетных отношений Китая на период 89-90гг [8].

20 (ii) «Базовое разделение с учетом роста» (basic sharing with growth adiustment). Доходы 1987 года выступают в качестве базовой величины. Разделяемая величина налогов определяется путем надбавки к базовой величине договорного процента (от 3,5 до 6,5). От 28 до 80 процентов от этой величины достается провинции. Разница между реальными доходами и разделяемой величиной полностью поступает в бюджет провинции.
21 Проанализируем эту схему на основе графического примера. Пусть линия BC на рисунке 2 описывает реальный рост объема перераспределяемых доходов провинции; линия BL – контрактный рост данной величины. Объем доходов, ограниченный линией BL, подлежит перераспределению на основе установленной пропорции так же, как при схеме (i). Весь сверхплановый доход поступает в распоряжение бюджета провинции/города. В 1989-м году эта величина эквивалентна длине отрезка LC.
22

Рисунок 2. Схема (ii) «Базовое разделение с учетом роста»

23 (iii) «Разделение прироста» (incremental sharing). Объем подлежащих разделению доходов делится на две части: базовую и сверхбазовую. Базовой величиной может служить фактический доход провинции, зафиксированный в один из предыдущих периодов. В нашем примере это объем доходов 1987-го года. Каждая часть в свою очередь делится в соответствии с установленными контрактом пропорциями. На рисунке 3 линия BN отражает базовую величину распределяемой части доходов провинции. Доходы выше линии BN образуют сверхбазовую величину (например, доход, эквивалентный длине линии NC в 1989-м году). Каждый год X% от базовой и Y% от сверхбазовой величины поступает в бюджет центра. Остаток поступает в бюджет провинции.
24

Рисунок 3. Схема (iii) «Разделение прироста»

25

(iv) «Фиксированная величина перечисления» (fixed quota delivery). Номинальная величина денежных средств перераспределяется в центральный бюджет без ежегодных корректировок. Линия KN отражает фиксированную величину отчислений провинции в центральный бюджет. Все перераспределяемые доходы сверх этой величины остаются в распоряжении бюджета провинции (рис. 4).

26

Рисунок 4. Схема (iv) «Фиксированная величина перечисления»

27

(v) «Фиксированная величина перечисления с учетом роста» (fixed quota with growth adjustment). Контрактом устанавливается номинальная величина отчисления в центральный бюджет; в последующие годы данная величина должна увеличиваться по контрактной ставке (на 7 или 9 процентов). На рисунке 5 ломаная KN отражает растущую величину перечисления в центральный бюджет.

28

Рисунок 5. Схема (v) «Фиксированная величина перечисления с учетом роста»

29 (vi) «Трансферт от центра» (fixed subsidies). Испытывающие дефицит провинции продолжают получать фиксированную субсидию от центра. На рисунке 6 линия KN отражает собственные доходы провинции; BC – доходы провинции с учетом субсидии, получаемой от центра. Линия AD отражает потери центра, связанные с предоставлением провинции финансовой помощи.
30

Рисунок 6. Схема (vi) «Трансферт от центра»

31

Классическая схема (после 1994 г.). Контрактную схему межбюджетных отношений заменила привычная для большинства современных капиталистических государств унифицированная фискальная система. Отдельно были выделены центральные, локальные и расщепляемые налоги. Графическое представление вертикальной структуры доходов государства совпадает со схемой, изображенной на рисунке 2. Современная фискальная схема по существу мало чем отличается от схемы (i) – каждая провинция «по новым старым правилам» должна отчислять в бюджет центра фиксированный процент от текущих сборов по каждому виду налога.

32

Формализация и результаты имитационных экспериментов

Контрактная система позволяла руководству провинций вступать в переговоры с центром, добиваться для себя наиболее выгодных и удобных форм погашения фискальных обязательств. Возможность присвоения излишков стимулировала провинции выходить за пределы квот обязательных отчислений в центральный бюджет. И. Зулькарнай проводит аналогию между фискальными стимулами провинций и рентабельностью [5]. Последняя определяется как отношение экономического результата к стоимости привлеченных ресурсов и отражает целесообразность дальнейших инвестиций в развитие. Так, если всю создаваемую на местах добавленную стоимость будет присваивать центр, у провинций не будет стимулов вкладывать усилия для развития местной налоговой базы. Таким образом, фискальные стимулы провинции будут определяться долей доходов остающихся в распоряжении ее бюджета. Высокие стимулы побуждают провинцию активнее развивать налоговую базу, создавать благоприятный предпринимательский и инвестиционный климат.

33

Проанализируем схемы межбюджетных отношений Китая с точки зрения создаваемых ими фискальных стимулов. Решение этой задачи позволит сделать некоторые полезные выводы относительно их экономической эффективности. Общая логика реализации межбюджетных контрактов представлена в блок-схеме на рисунке 7. Объем налоговой базы (TaxBase) зависит от ее размера в предыдущий год (t-1) и усилий провинции по ее развитию. Последние зависят от фискальных стимулов (stim), которые определяются схемой ее фискальных отношений с центром.

34

Рисунок 7. Блок-схема реализации фискального контракта

35 В таблице 4 представлены результаты математической формализации схем межбюджетных отношений Китая. Каждая строка отражает шаг реализации алгоритма схемы. Объединенная строка обозначает совпадение формул нескольких схем. Так, формулы расчета налоговой базы (TaxBase), объема налогового сбора (Tax) и доли доходов провинции (TaxProv) являются общими для всех схем.
36

Таблица 4. Формализация схем межбюджетных отношений Китая

37 TaxBaset – налоговая база провинции на момент t;
38 Stimt – фискальный стимул, создаваемый схемой межбюджетных отношений;
39 Taxt – объем налогового сбора провинции;
40 PlanTaxt – определенный контрактом плановый объем налогового сбора провинции;
41 BTaxt – определенный контрактом базовый объем налоговых сборов, в качестве которого может служить фактический объем сбора в один из предыдущих периодов;
42 TaxCentt – объем средств, поступающих в центральный бюджет;
43 TaxProvt – объем средств, поступающих в бюджет провинции;
44 Transft – трансферт от центра;
45 Xt – в схеме (i) доля центра от собранных налогов провинции; в схеме (ii) – доля центра от плановых налогов провинции; в схеме (iii) – доля центра от базовых доходов провинции;
46 Yt – доля центра от сверхбазовых доходов провинции;
47 τt [0,1]– налоговая ставка, устанавливаемая центром;
48 g [0,1] – чувствительность налоговой базы к фискальному стимулу;
49 rt [>1] – определенный контрактом плановый коэффициент роста налоговых сборов провинции в будущие периоды;
50 zt [0,1] – определенный контрактом коэффициент роста величины суммы отчислений в центральный бюджет.
51 Разберем на численном примере результат реализации схемы (i). Предположим, что начальный объем налоговой базы (TaxBase1) провинции равен 100 у.ед. Налоговая ставка (τt), устанавливаемая центром, равна 15%. Тогда величина налогового сбора провинции составит 15 (100 · 0,15) у.ед. Предположим, что провинция каждый год должна отчислять в центральный бюджет 40% от величины налогового сбора. Абсолютная величина отчислений в центральный бюджет будет равна 6 (15 · 0,4) у.ед. Стимул провинции определится отношением ее доли 9 (15–6) к общим налоговым сборам. Таким образом, количественная оценка фискального стимула провинции составит 0,6 (9/15). Следовательно, на следующий год объем налоговой базы провинции увеличится в (1 + g · 0,6) раза (g – чувствительность налоговой базы к фискальному стимулу). Пусть коэффициент g равен 10%. Тогда на второй год объем налоговой базы провинции составит 106 (1+0,6 · 0,1) у.ед.
52 Условия первой схемы определяют, что каждый год фискальный стимул провинции будет одинаковым (0,6) и соответствовать ее доле от общего объема собираемых на ее территории налогов (1–X). Действительно, по условию Stim = TaxProv / Tax = Tax · (1–X) / Tax = 1–X. Таким образом, для первой схемы мы можем рассчитать объем налоговой базы на n лет вперед (при условии постоянства g).
53 TaxBasen = TaxBase0 · [1 + g · (1–X)]n (2)
54 где TaxBase0 – начальный объем налоговой базы. Очевидно, что чем выше доля центра, тем ниже фискальные стимулы провинции и, соответственно, медленнее рост ее налоговой базы.
55 Рисунок 8a отражает влияние величины обязательной доли отчисления в центральный бюджет на рост налоговой базы провинции в течение 32 лет. На графике видно, что чем выше эта доля, тем менее интенсивен рост налоговой базы. Графики на рисунке 8b отражают обратную зависимость динамики доходов провинции от коэффициента X, определяющего обязательную долю отчислений в центральный бюджет. В то же время доходы центрального бюджета демонстрируют нетривиальную динамику. Высокий норматив X позволяет добиться увеличения поступлений в центральный бюджет «здесь и сейчас», однако в долгосрочной перспективе негативно сказывается на динамике роста государственных доходов. На рисунке 8c данную закономерность отражает более пологий характер кривых, которым соответствует высокий норматив отчислений в центральный бюджет.
56

Рисунок 8. Динамика параметров фискальной системы при реализации схемы i (при условии постоянства чувствительности налоговой базы к фискальному стимулу)

57 Далее перейдем к рассмотрению схем ii и iii, по сути, являющихся модификацией схемы i. Фискальные стимулы провинции в данном случае, помимо зафиксированного контрактом процента отчислений (Xt) в центральный бюджет, определяются контрактным коэффициентом роста налоговых сборов провинции (rt) и долей центра от сверх базовых доходов (Yt), соответственно.
58

Если предположить, что объем отчисления в центральный бюджет не пересматривается каждый год, как при схеме (i), а остается неизменным в течение ряда лет, мы придем к схеме (iv). При ней провинция договаривается с центром об отчислении, величина которого устанавливается в начале каждого контрактного периода, например, как фиксированная доля от текущей величины налоговых сборов провинции. На рисунке 9 черная линия соответствует общей величине налоговых сборов; красная – отражает долю провинции; синяя – долю центра. Ломаный характер кривых обусловлен пересмотром суммы отчислений в начале каждого контрактного периода.

59

Рисунок 9. Разделение налоговых доходов между центром и провинцией при схеме iv (отчисление в центральный бюджет фиксированной величины средств)

60 Графики на рисунке 10 демонстрируют положительное влияние продолжительности контрактного периода на динамику налоговой базы и общих налоговых доходов государства. Объяснить положительный характер влияния продолжительности контрактного периода на динамику налоговой базы можно, обратившись к формуле, определяющей фискальный стимул провинции:
61 Stim = TaxProv / Tax = (Tax – TaxCent) / Tax = 1 – TaxCent / Tax (3)
62 Учитывая то, что в течение контрактного периода величина отчислений в центральный бюджет остается неизменной (TaxCent = const), а объем налоговых сборов провинции продолжает расти (Tax↑), ясно, что коэффициент стимула будет увеличиваться до конца контрактного периода (1 – const↑ / Tax) и падать вместе с пересмотром величины отчисления в центральный бюджет в сторону увеличения (TaxCent↑).
63

Рисунок 10. Влияние продолжительности контрактного периода на динамику показателей фискальной системы

64 Таким образом, чем продолжительнее контрактный период, тем выше при прочих равных средний фискальный стимул провинции за контрактный период. Эта закономерность хорошо просматривается на рисунке 11. Амплитуда колебаний ломаных зависит от продолжительности контрактного периода. Самая высокая амплитуда характерна для ломаных, описывающих наиболее продолжительные контрактные периоды – 6 и 4 года.
65

Рисунок 11. Влияние продолжительности контрактного периода на динамику фискальных стимулов провинции

66 Схема v схожа со схемой iv, однако отличается от нее ориентированностью не на реальную величину текущих налоговых сборов провинции, а на номинальную установленную центром базовую величину отчислений. Провинция будет иметь высокие стимулы к развитию в том случае, если доходы, остающиеся в ее распоряжении, будут расти быстрее ее обязательств перед центральным бюджетом.
67 Отдельного рассмотрения заслуживает схема vi, предусматривающая получение провинцией фиксированной субсидии от центра. С точки зрения финансовой мотивации условие получения надбавки к доходам независимо от качества и эффективности административных усилий отрицательно сказывается на фискальных стимулах провинции. Данное соображение было отражено в особой спецификации формулы фискальных стимулов (таб. 4, схема (vi)):
68 Stim = TaxProv / (Tax + Transf) = Tax / (Tax + Transf) = 1 + Tax / Transf (4)
69 Таким образом, фискальные стимулы провинции снижаются вместе с увеличением трансферта. Данная закономерность просматривается на графике (рис. 12): фиолетовой линии соответствует условная величина трансферта s; красной линии удвоенная величина – 2s и т.д. В интересах роста фискальных стимулов центру целесообразно не пересматривать объемы субсидий в сторону увеличения. Отметим, что при постоянной величине субсидии фискальные стимулы провинции повторяют динамику ее налоговых сборов (Stim = 1 + Tax / const).
70

Рисунок 12. Зависимость динамики фискальных стимулов провинции от величины получаемой субсидии при монотонном росте величины налоговых сборов

71 Ниже представлены результаты анализа формализованных схем на основе агент-ориентированного моделирования (АОМ). В качестве пассивных агентов в предлагаемой модели выступают центр и провинции; в качестве активных – индивиды и фирмы. Последние на старте реализации разбросаны в модельном пространстве (представляющем собой поверхность тора) случайным образом. Динамика реализации модели актуализируется в распределении фирм и индивидов между провинциями. Эффективность распределения определяют фискальные стимулы провинций и экономическая власть центра, позволяющая ему обеспечивать свободное перемещение фирм и индивидов (концепция Б. Вейнгаста о федерализме, сохраняющем рынок). Техническое описание агентов и алгоритмов их функционирования представлено на рисунке 13.
72

Рисунок 13. Техническое описание агентов и алгоритмов их функционирования

73

На рисунке 14 представлен интерфейс модели, реализованной в программной среде NetLogo. Через бегунки и ячейки ввода задаются параметры реализации модели. Кнопка «setup» инициирует принятие стартовых установок; кнопка «go» запускает процесс эмуляции. На графике и экранах в правой части интерфейса фиксируются результаты вычисления модели на 32-й такт эмуляции. Ниже представлено описание результатов некоторых имитационных экспериментов с моделью.

74

Рисунок 14. Интерфейс модели, реализованной в NetLogo

75 Для соблюдения условия ceteris paribus численность провинций во всех экспериментах была зафиксирована на уровне 25 единиц; индивидов и фирм – на уровне 500; коэффициенты производственных функций a и b (ф. 7, 12, 13) – на уровне 0,5. Результат эксперимента фиксировался на 32-й имитационный такт.
76 На рисунке 15 представлены результаты 4-х имитационных экспериментов с моделью на базе фискальной схемы (i). В качестве изменяемого параметра выступал коэффициент X – процент обязательных отчислений налоговых доходов провинции в бюджет центра. В 1, 2 и 3-ем экспериментах доходы государства росли вместе с увеличением коэффициента X до 0,5; в 4-м эксперименте – до 0,4. Доходы провинций в 2, 3 и 4-м экспериментах росли, пока параметр X рос от 0 до 0,2; в эксперименте 1 – до 0,3. В 1 и 4-м экспериментах доля центра росла вместе с увеличением коэффициента X до 0,7; в 2 и 3 – до 0,8. Эксперименты продемонстрировали нетривиальное влияние коэффициента X на вертикальную структуру и величину государственных доходов. Увеличение доли центра до некоторого значения сопровождалось ростом налоговых доходов бюджетов всех уровней. Однако, после достижения коэффициентом X точки 0,4-0,5 рост доходов центрального бюджета стал проходить на фоне снижения общих налоговых доходов государства за счет снижения доходов провинций. После достижения коэффициента X точки 0,7-0,8 наблюдается снижение доходов бюджетов всех уровней.
77

Рисунок 15. Влияние размера доли центрального бюджета в налоговых доходах провинций на общую величину и вертикальную структуру доходов государства

78

На рисунке 16 представлены результаты 4-х имитационных экспериментов с моделью на базе фискальной схемы (ii), экзогенными переменными в которой выступают переменные X (доля центра от плановых налогов провинций) и r (плановый коэффициент роста налоговых сборов провинций). Их влияние на динамику и вертикальную структуру доходов государства аналогично влиянию переменной X в первой схеме, поэтому в данных экспериментах акцент был сделан на эффектах создаваемых увеличением продолжительности контрактного периода (в течение которого базовая величина расчета роста налоговых сборов оставалась неизменной). При зафиксированных коэффициентах X и r на уровне 0,3 мы изменяли продолжительность контрактного периода от 1 до 9 лет. Имитационные эксперименты не продемонстрировали явной зависимости величины налоговых доходов государства от продолжительности контрактного периода. И, тем не менее, отметим небольшую тенденцию к смещению вертикальной структуры налоговых доходов в пользу субнациональных бюджетов вместе с увеличением продолжительности контрактного периода.

79

Рисунок 16. Влияние размера доли центрального бюджета в налоговых доходах провинций на общую величину и вертикальную структуру доходов государства

80 В качестве заключения в таблице 5 представлены результаты имитационных экспериментов проведенных с формализованными схемами.
81 Таблица 5. Результаты имитационных экспериментов
Схема Изменяемый параметр Вертикальная структура и динамика налоговых доходов
(i) Xt Величина параметра влияла на вертикальную структуру доходов государства: при малых значениях Xt доходы субнационального уровня превышали доходы центра; при высоких значениях – наоборот. Вывод: существует участок области значения параметра X, в котором совокупные доходы государства достигают максимального значения.
(ii) rt, Xt Величина параметров влияла на вертикальную структуру доходов государства. При малых значениях rt и Xt, доходы субнационального уровня превышали доходы центра. Вывод: существуют участки областей значения параметров, в которых совокупные доходы государства достигают максимального значения.
(iii) BTaxt, Xt Интенсивность влияния параметров на структуру доходов государства была отрицательно связана со скоростью экономического роста. Вывод: существуют участки области значения параметров, в которых совокупные доходы государства достигают максимального значения.
Yt Интенсивность влияния параметра на структуру доходов государства была прямо связана со скоростью экономического роста. Вывод: существует участок области значения параметра, в которых совокупные доходы государства достигают максимального значения.
(iv) TaxCentt Влияние параметра на структуру и величину доходов государства менялась. Вывод: существует участок области значения параметра, в которых совокупные доходы государства достигают максимального значения.
(v) TaxCentt-1, zt Величина параметров влияла на вертикальную структуру доходов государства. При малых значениях TaxCentt-1, zt, доходы субнационального уровня превышали доходы центра. Существуют участки областей значения параметров, в которых совокупные доходы государства достигают максимального значения.
(vi) Transft Величина трансфертных выплат отрицательно связана с величиной государственных доходов.
(1994) Xt Фискальная схема, применяемая в Китае после 1994 года в рамках нашей формализации идентична схеме (i) – в качестве экзогенного параметра в обеих схемах выделен коэффициент Xt, отражающий долю центрального бюджета в налоговых сборах провинций.
82 Таким образом, раскрыты некоторые имплицитные эффекты, создаваемые регулируемыми элементами фискальных схем взаимодействия центра с провинциями. Однако необходимо отметить общую ограниченность имитационного подхода. Псевдостатистика, получаемая на его основе, детерминирована особенностями модельной архитектуры и случайной динамикой ее стохастических элементов. Степень валидности имитационных моделей, построенных на основе концептуальных схем, а не эмпирических данных, определяется полнотой и качеством математической формализации.
83

В настоящей работе полемики заслуживает подход к формализации категории фискального стимула и его влияние на рост налоговой базы провинции. Другим дискуссионным моментом является унифицированный характер агентов (индивидов и фирм), выступающих в роли носителей капитала и трудовых ресурсов. На практике агенты отличаются объемами располагаемых ресурсов и доступом к информации, определяющей различие в эффективности их движения между экономическими зонами. Культурные, географические и природно-климатические характеристики, обуславливающие особенности экономического положения провинций, также остались за рамками приведенной абстракции. И, тем не менее, необходимо отметить, что моделирование, независимо от специфики того или иного подхода, требует упрощения отдельных элементов воспроизводимых объектов. Вопрос о том, какие элементы определяют сущность моделируемого объекта и должны быть учтены при модельной концептуализации, носит риторический характер. Приближение к ответу на него осуществляется в процессе научной полемики и обнаружения способов эмпирической верификации теории, на основе которой строится та или иная имитационная модель.

84

Этические, временные и экономические факторы обуславливают объективную невозможность проведения экспериментов с реальными социально-экономическими объектами. В условиях дефицита эмпирических данных, имитационное моделирование и агент-ориентированный подход в частности остаются в числе немногих доступных инструментов анализа сложных социально-экономических систем и процессов.

References

1. Bakhtizin A. R. Agent-orientirovannye modeli ehkonomiki. M.: Ehkonomika. 2008. 279 s.

2. Zul'karnaj I.U. Agent-orientirovannyj analiz sistemy byudzhetnykh kontraktov v kitajskikh reformakh 1980-1987 gg. // Vestnik Bashkirskogo universiteta. 2017. T. 22. № 4. S. 1030-1035.

3. Zul'karnaj I.U. Odnokanal'naya byudzhetnaya sistema v ehkonomicheskikh reformakh Kitaya 1979-1993 gg.: Uroki dlya Rossii // Ehkonomika i upravlenie: nauchno-prakticheskij zhurnal. 2016. № 6 (134). S. 101-106.

4. Zul'karnaj I.U. Stimuly ehkonomicheskogo razvitiya, sozdavaemye byudzhetnoj sistemoj Kitaya dlya vsekh urovnej gosudarstvennogo i mestnogo upravleniya // Vestnik UGNTU. Nauka, obrazovanie, ehkonomika. Seriya: Ehkonomika. 2016. № 4 (18). S. 16-21.

5. Ramazanov R.R. Agentnoe modelirovanie mezhbyudzhetnykh otnoshenij Kitaya // Iskusstvennye obschestva. 2018. T. 13. № 4. S. 12.

6. Ramazanov R.R. Sravnitel'naya kharakteristika podkhodov imitatsionnogo modelirovaniya obschestvennykh protsessov // Vestnik UGNTU. Nauka, obrazovanie, ehkonomika. Seriya: Ehkonomika. – 2017. – № 2 (20). – S. 67-77

7. Ramazanov R.R. Skhema mezhbyudzhetnykh otnoshenij Kitaya posle 1994 goda // Doklady Bashkirskogo universiteta. 2019. T. 4. № 2. S. 169-173.

8. Bahl R. Wallich Ch. Inter-governmental Fiscal Relations in China // Policy Research. Working Papers. Public Economics. Country Economics Department. The World Bank. February 1992. pp. 1–66.

9. Jiwei Lou and Shuilin Wang. Public Finance in China: Reform and Growth for a Harmonious Society. Washington, D.C.: The World Bank. Pp. 402.

10. Weingast B.R. Second Generation Fiscal Federalism: Implications decentralized Democratic Governance and Economic Development // Initiative for Policy Dialogue. 2007. 71 p.

11. Weingast B.R. The Economic Role of Political Institutions: Market-Preserving Federalism and Economic Development // Law, Economic and Organization. 1995. Vol.11. No.1. Pp. 3–31.

12. World Bank, 2002. China - National Development and Sub-National Finance: A Review of Provincial Expenditures // World Bank. Report No. 22951 -CHA. Pp. 208.