Analysis of innovations-to-economy transfer transaction costs in terms of patent law in Russia
Table of contents
Share
Metrics
Analysis of innovations-to-economy transfer transaction costs in terms of patent law in Russia
Annotation
PII
S207751800007732-4-1
DOI
10.18254/S207751800007732-4
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Sergei Marichev 
Affiliation: Ufa Federal Research Centre of the Russian Academy of Sciences
Abstract

The article explores the possibility of developing institutions of socio-economic modernization in Russia, particularly transfer of scientific results into economy. Influence factor of transaction costs and patent law was analyzed in order to define these institutions` direction of further development, possible need of their transformation, import or cultivation.

Keywords
modernization, institutions, society, transaction costs, patent law
Received
29.11.2019
Date of publication
19.12.2019
Number of characters
17804
Number of purchasers
17
Views
309
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 На основе проведенного ранее исследования особенностей институционального развития в России и зарубежных странах были выделены институты, необходимые для успешной социально-экономической модернизации в России [5]. В частности, это развитие бизнеса, ориентированного на экспорт инновационной продукции, а также связанных с ним правовой системы и гарантий неприкосновенности частной собственности, снижающих трансакционные издержки в сфере создания и реализации инноваций – то есть институты, способствующие трансферу научных результатов в экономику.
2 Целью работы является анализ институтов, определяющих структуру трансакционных издержек, в частности в области патентного права, а также возможность их трансформации или импорта.
3 На сегодняшний день предприятия, относящиеся к инновационным отраслям экономики, подвергаются воздействию многочисленных факторов, препятствующих их нормальному функционированию: административные барьеры, проблема доступа к дешевым финансовым ресурсам, асимметричность информации, низкий уровень правовой защищенности. Потери предпринимателей, связанные с влиянием этих факторов на осуществление (коммерческой) деятельности относятся к трансакционным издержкам. Р. Коуз, который ввел это понятие, определял их как издержки функционирования экономической системы [8] или издержки, возникающие в процессе взаимоотношений экономических агентов. В соответствии с его классификацией, трансакционные издержки можно разделить следующим образом:
4
  • издержки поиска информации;
  • издержки ведения переговоров;
  • издержки измерения количества и качества вступающих в обмен товаров и услуг;
  • издержки по спецификации и защите прав собственности;
  • издержки оппортунистического поведения.
5 Согласно теории трансакционных издержек, одним из факторов, формирующих направление институциональных изменений, является рост затрат в процессе взаимодействия экономических агентов. Дж. Коммонс предложил разделение трансакций на три типа: сделка (горизонтальные трансакционные издержки), управление (вертикальные трансакционные издержки) и рационирование (диагональные трансакционные издержки) [9](рис.1).
6

Рисунок 1. Типы трансакционных издержек

7 Первый тип трансакций – сделка, – предполагает определенную симметрию договора двух экономических агентов, то есть равенство их интересов (например, закон о защите прав потребителя). Второй тип трансакций – управление, – предполагает создание иерархии – вертикали (отсюда и название соответствующих данному типу трансакций издержек), в которой одни экономические агенты передают другим агентам единоличное право управления и принятия решений (например, заключение трудового договора ограничивает свободное время работника и наделяет его трудовыми обязанностями, в свою очередь работодатель берёт на себя функцию управления и контроля, обязуясь выплачивать заработную плату и поддерживать высокий стандарт условий труда).
8 Трансакции по типу рационирования предполагают создание коллегиального независимого органа, принимающего решения и разрешающего противоречия между экономическими агентами – в таком случае коллегиальный орган наделяется правом влияния сознательно и не предполагает как такового управления – напротив, влияние в данном случае является двусторонним (пример – независимая выборная судебная система, парламентские выборы).
9 Таким образом, для разных сфер общественных отношений актуален определенный тип трансакций. Тем не менее, можно сделать предположение, что вертикальные издержки в рамках управленческого типа трансакций являются наиболее затратными. В соответствии с Д. Нортом, выстраивание вертикали приводит к запретительно-высоким издержкам управления [10]. Кроме того, централизованные системы обладают высокой инерцией принятия решений, что напрямую относится к росту трансакционных издержек. С другой стороны, гораздо проще построить иерархическую систему с делегацией прав единому центру, поскольку в такой структуре предполагается преобладание (количественно и качественно) формальных институтов, которые проще создавать, внедрять и перестраивать. Отсюда можно сделать определенный вывод: в случае, если общество и государство обладают развитой и работающей структурой институтов, необходимо стремиться использовать трансакционные системы по типу сделок и рационирования, поскольку трансакционные издержки для них ниже, чем для управленческой системы.
10 В свою очередь, в России, где развитие институтов осуществляется крайне неравномерно, наибольшее распространение имеет вертикальная система взаимоотношений экономических агентов. Вполне вероятно, это связано с особенностями исторически сложившегося авторитаризма власти, осуществляющей социально-экономические преобразования по типу мобилизационного развития, когда государство непосредственно аккумулирует и распределяет все капитальные, природные и трудовые ресурсы для преобразований (как правило, связанных с развитием ВПК). При этом, даже успешно произведенная модернизация (петровская, сталинская) в условиях мобилизационного развития создает серьезные диспропорции в институциональном балансе, поскольку военные реформы несовместимы с социальными преобразованиями (по словам В. Ключевского, «одно тормозит другое») [7]. Таким образом, низкий уровень накопления социального капитала (склонности экономических агентов к доверию и кооперации) и неразвитая система права приводят к тому, что совокупность формальных и неформальных институтов в области предпринимательства развиты слабо, что результирует в высокие трансакционные издержки.
11 Высокая степень влияния трансакционных издержек на возможность (и привлекательность) осуществления инновационно-ориентированного бизнеса и их преимущественно вертикальный характер (государственный контроль инновационного процесса в виде централизованных программ инновационного развития, большое число государственных наукоемких предприятий, отличающихся несамостоятельностью в постановке целей и задач, а также не имеющих мотивацию для создания и реализации инновационной продукции) ограничивает возможность импорта параметров зарубежных моделей инновационной системы: американская модель – независимая деятельность субъектов инновационной деятельности, невмешательство государства и поощрение принципов конкуренции [3]; западно-европейская модель – высокая степень вовлеченности государства через финансирование проектов за счет региональных и местных бюджетов, при этом, однако, и большая самостоятельность регионов по привлечению и расходованию средств [3]. Наиболее оптимальным путем развития является изменение действующих институтов, направленное на горизонтальное выравнивание структуры трансакционных издержек и их трансформацию для поддержки бизнеса, связанного с инновационными отраслями экономики.
12 Пример потребительской сферы российского общества (использующей сделки как основной тип трансакций) показывает, что в текущих условиях вполне возможно фрагментарно внедрять те или иные институты, позволяющие в определенной степени минимизировать трансакционные издержки (таблица 1). Между тем, необходимо отметить, что внедрение институтов массового потребления в России происходило в начале 90-х гг. прошлого века (в рамках импорта западной модели общества с открытым доступом к источникам товарных и информационных благ) в условиях смены общественно-политической системы, когда создаются максимально благоприятные условия для развития тех или иных институтов. Более того, именно стремление к модели «потребление-сбережение» стало одной из главных причин смены социалистического строя на либерально-демократический [2]. Пример США и стран Европы позволил максимально быстро создать реплику системы формальных правил и ограничений, эффективных в условиях общества потребления.
13 Таблица 1. Институты минимизации трансакционных издержек в сфере потребления
Вид трансакционных издержек Воздействующий институт
поиск информации
  • интернет-торговля;
  • тренд, мода, «сарафанное радио»;
ведение переговоров и заключение контрактов
  • договор купли-продажи товара или оказания услуги;
  • цифровая валюта;
  • система электронных платежей;
  • отзывы о товаре на веб-сайте продавца и/или производителя
  • закон о защите прав потребителя
издержки измерения
  • отзывы, сарафанное радио;
  • независимая экспертиза;
  • гарантия на товар/услугу;
  • закон о защите прав потребителя
спецификация и защита прав собственности
  • Гражданский кодекс (ст.209);
  • закон о защите прав потребителя;
  • судебный иск
оппортунистическое поведение
  • «сарафанное радио»;
  • договор купли-продажи товара или оказания услуги;
  • отзывы о товаре или услуге.
14 Из таблицы 1 видно, что одним из основных (трансакционных) институтов, влияющих на снижение трансакционных издержек в торговой сфере, является институт права, то есть совокупность законов и нормативных актов, регулирующих отношения экономических агентов в процессе выбора и потребления товаров и услуг. Развитая законодательная система является фактором, регулирующим право собственности и снижающим трансакционные издержки в процессе взаимодействия экономических агентов. Однако специфика предпринимательской деятельности, связанной с созданием и коммерческой реализацией инновационной продукции, заключается в том, что основным правовым институтом в этой области является патентное право, низкий уровень развития которого в России в значительной степени влияет на мотивацию и возможности инновационных предприятий. В общем смысле под патентным правом понимается совокупность институтов гражданского права, регулирующих процесс создания и использования интеллектуальной собственности, охраняемой патентом.
15 Современное слабое развитие в России патентного права, вероятно, является следствием исторического влияния автократического и коммунистического режимов, когда происходил отбор новых технологий исходя из потребностей государства. В Российской империи отношения, связанные с инновационным процессом, регулировались изданным в 1812 г. и дополненным в 1870 и 1896 гг. Манифестом «о привилегиях на разнообразные изобретения и открытия в ремеслах и художествах» – по сути, эксклюзивным правом предпринимателя заниматься определенным видом деятельности или продажей новых товаров [11]. Можно выделить объективные причины, по которым созданная в Российской империи модель инновационного процесса, вероятно, не позволяла реализовать цели, заложенные в мотивацию инновационной деятельности – возможность получения дохода и достижение самореализации:
16
  • отбор инноваций и выдача привилегий в соответствии с государственными интересами (далеко не каждое новшество признавалось полезным для государства и утверждалось для регистрации);
  • низкий уровень образования и дохода большей части населения;
  • высокие издержки на создание и регистрацию новшества (большое число патентов приходилось на купцов, промышленников и дворян);
  • сложности в поиске спонсоров для коммерциализации изобретения;
  • несовершенство законодательства, регулирующего патентное право.
17 Вполне вероятно, что со временем, путем эволюционных изменений и сближения формальных и неформальных институтов, могли сформироваться благоприятные условия для развития инновационной сферы. Однако последствия революции 1917 г. с отменой института частной собственности и изменившейся системой патентного права, сильно повлияли на институциональное развитие России в сфере инноваций.
18 Советский период развития патентного права является весьма неоднозначным, поскольку отмена частной собственности подразумевала, что собственником новшества (инновации) является государство, а выгодоприобретателем – советское общество в целом. Таким образом, не было нужды в патенте как таковом, ведь если в рыночных условиях государство является гарантом соблюдения патентного права главным образом нормативно посредством патента, то в экономической системе, где вся собственность (материальная, интеллектуальная) принадлежит государству, фактически нет необходимости защищать собственность.
19 Поэтому на смену привилегии на изобретение пришла новая документальная форма, удостоверяющая авторство на изобретение – авторское свидетельство. Оно удостоверяло признание предложения изобретения, а также переход права собственности на изобретение государству на срок 15 лет. Государство также брало на себя все издержки по внедрению инновации. Автор (группа авторов) новшества при этом получал денежную премию и номинальное право по истечении 15 лет использовать свое изобретение, что в условиях советского общества было практически невозможно. Необходимо отметить, что понятие «новшество» и «изобретение» при этом трактовались достаточно широко: любая задумка по усовершенствованию существующей технологии или предложение по рационализации/оптимизации производственного процесса могли претендовать на регистрацию и выдачу авторского свидетельства [11].
20 С одной стороны, такая структура регулирования инновационного процесса практически устраняла издержки на создание и регистрацию инновации со стороны изобретателя. Кроме того, денежное вознаграждение за регистрацию авторского свидетельства (в зависимости от значимости изобретения) позволяло изобретателю получить доход без риска коммерческой неудачи. Такой подход дал результат – к 1987 году количество зарегистрированных изобретений в СССР превышало американский показатель (83,7 тыс. против 82,9 тыс.), что было очень важно в условиях идеологической войны. Более того, роялти (денежные отчисления) за использование советских патентов составляли до 450 млн долл. в год [6].
21 С другой стороны, многие революционные идеи того периода не находили своей практической реализации: так, например, предложения о модернизации производственного процесса на заводах зачастую подразумевали временную остановку оборудования, и руководство, заинтересованное в наращивании объемов выпуска, оставляло их без внимания.
22 Можно предположить, что проблемы современной системы патентного права и модели инновационного процесса в России в целом тесно связаны с рассмотренными моделями организации процесса трансфера инноваций в прошлом. Принципам частной собственности, на которые должна опираться эта система, противопоставлены рудиментарные атрибуты советской и царской системы организации инновационного процесса:
23
  • высокие издержки на разработку и внедрение инноваций;
  • снижающийся уровень среднего и высшего образования;
  • государственный отбор объектов поддержки;
  • номинальная инновационная деятельность в бюджетных научных организациях и ВУЗах;
  • несоответствие многих инноваций принципам опережающего развития (в рамках технологических укладов).
24 Необходимо также отметить, что общий слабый уровень развития правовой системы отражается в сфере регулирования отношений, связанных с регистрацией, коммерциализацией и распоряжением правами на изобретения:
25
  • отсутствие ускоренной подачи заявок на регистрацию изобретений;
  • отсутствие системы предварительного патента;
  • низкая грамотность защиты интеллектуальной собственности;
  • недостаток судейской практики в сфере инноваций;
  • отсутствие связи между разработчиком технологии и производителями [4].
26 Наличие мотивации у государственных компаний в создании инноваций и регистрации патентов ставится под вопрос, поскольку их имущество им не принадлежит, а находится в операционном управлении. Это же относится и к потенциальной новой технологии – права на неё остаются у государства. Напротив, в США в рамках патентной системы для разработок, финансируемых государством, но осуществляемых в частном порядке, гарантируется сохранение прав собственности для разработчиков; государство лишь получает лицензию на использование будущей технологии [1].
27 Кроме того, в России наиболее приоритетными отраслями для внедрения инноваций являются отрасли добывающий и обрабатывающей промышленностей. Это результирует в низкий уровень инновационного развития, поскольку подавляющая часть этих отраслей крайне невосприимчивы к внедрению инноваций – так, например, ключевой для экономики нефтяной сектор относится к IV технологическому укладу, в то время как во многих странах происходит развитие отраслей VI уклада. Разрабатываемые инновации либо создаются в отрыве от реальных потребностей экономики, либо просто не могут выступать в роли драйвера экономического роста в отстающих отраслях.
28 Таким образом, проанализировав проблему высоких трансакционных издержек как основного фактора, препятствующего развитию бизнеса, ориентированного на создание и реализацию инноваций, а также низкого уровня развития патентного права, регулирующего взаимоотношения экономических агентов в сфере трансфера научных результатов в производство, можно сделать следующие выводы:
29
  1. необходимо внедрение институтов, выравнивающих трансакционные издержки (смена вертикальных трансакционных издержек на горизонтальные или диагональные) – в таком случае производство инноваций станет более привлекательным для изобретателей, предпринимателей и спонсоров;
  2. патентное право, как один из институтов, определяющих трансакционные издержки в сфере инновационного развития, нуждается в усовершенствовании и доработках, особенно в части мотивации и поощрения осуществления инновационной деятельности;
  3. сформировавшаяся слабая институциональная среда имеет исторически закрепленные особенности, которые невозможно нивелировать импортом чужеродных институциональных надстроек – необходимо инкрементное (постепенное) развитие формальных и неформальных институтов, их сближение, что позволит в будущем добиться снижения трансакционных издержек бизнеса, ориентированного на создание и коммерциализацию инноваций; существенно повысить привлекательность этого вида предпринимательства для российских и зарубежных инвесторов, а также создать полноценную национальную инновационную систему.

References

1. Avilova V., Safina I. Patentnaya sistema SSHA i yeye sostoyaniye v sfere neftekhimii // Vestnik Kazanskogo tekhnologicheskogo universiteta. 2014. ¹22.

2. Auzan A. Ekonomika vsego. Kak instituty opredelyayut nashu zhizn' — M.: «Mann, Ivanov i Ferber», 2013. — 160 c.

3. Vasil'yeva N., Kavura V. Modeli innovatsionnogo razvitiya ekonomiki: zarubezhnyy opyt realizatsii // Vestnik Instituta ekonomicheskikh issledovaniy. 2016. ¹3 (3)

4. Zharova, Ye. Transaktsionnyye izderzhki v sisteme upravleniya innovatsionnoy deyatel'nost'yu i napravleniya ikh snizheniya // Nauka. Innovatsii. Obrazovaniye. 2015. ¹18.

5. Zul'karnay I.U., Shestakovich A.G. Innovatsionnyy tsentr «Skolkovo» kak proyekt po transplantatsii uspeshnykh institutov «Silikonovoy Doliny» // Innovatsionnaya deyatel'nost'. 2014. ¹3 (30). S.17-27

6. Ivanov YU. Naukoyemkiye tekhnologii v Rossii. Istoriya i sovremennost' // Naukovedcheskiye issledovaniya. 2004. ¹2004.

7. Klyuchevskiy V. Kurs russkoy istorii. Sobraniye sochineniy v devyati tomakh. M., 1987—1990. Izdatel'stvo «Mysl'». 4142 s.

8. Kouz R. Priroda firmy // Teoriya firmy / Pod red. V. M. Gal'perina. — SPb.: Ekonomicheskaya shkola, 1995. — S. 11?32.

9. Kommons Dzh. R. Institutsional'naya ekonomika // TERRA ECONOMICUS, tom 10, ¹3, 2012. — S.69-76

10. Nort D. Institutsional'nyye izmeneniya: ramki analiza // Voprosy ekonomiki. 1997. ¹ 3.

11. Graham L. Science in Russia and the Soviet Union / Cambridge University Press, 1998. — 321 p.