Ideotechnology
Table of contents
Share
Metrics
Ideotechnology
Annotation
PII
S207751800008619-9-1
DOI
10.18254/S207751800008619-9
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Oleg Motorin 
Affiliation: Independent researcher
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The author has developed and proposed for practical application a method of technological ideological influence on the target social group, using the example of Russian citizens whotransfer the center of vital interests abroad. The goal is to stop the outflow of the most qualified, educated, young and entrepreneurial, i.e. the most efficient tax residents. An applied, practical scheme for formatting an ideological task for its solution in the plane of mathematical modeling, with the collection and processing of big data and subsequent information impact on the target group, is obtained. The article describes a method for identifying its most important characteristics, such as group civic identity, the central assembly of positive ideologemes, and critical social request. The ways of segmenting and removing a critical social request are defined: satisfaction, ignoring, and redefinition.

Keywords
group civic identity, positive assembly, critical social request, marginal liberalism, emigration risk group, effective taxpayer, mathematical modeling, supercomputer modeling, target social group, ideotechnology, ideological impact
Received
29.02.2020
Date of publication
13.03.2020
Number of purchasers
35
Views
1382
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

Additional services access
Additional services for the article
Additional services for all issues for 2020
1

Ключевые авторские термины.

2 Групповая гражданская идентичность – ощущение члена социальной группы себя гражданином государства. Является продуктом столкновений интересов группы с интересами других групп и государства. Позитивная сборка - центральная сборка позитивных идеологем, подсистема идеологии целевой социальной группы. При воплощении в социальную реальность обеспечивает достаточный комфорт для данной группы. Критический социальный запрос целевой социальной группы – совокупность элементов позитивной сборки, отсутствующих в социальной реальности. При превышении порогового значения ведет к нежелательным действиям членов группы. Переопределение критического социального запроса – эффективный способ его снятия, ведущий к изменению позитивной сборки и оптимизирующий идеологию группы ее приближением к существующей реальности.
3

Современный идеологический ландшафт

4 Миграционный отток из России продолжается. Эти потери можно оценить в пределах 4 - 7 миллионов наиболее ценных налогоплательщиков за 30 лет. Речь идет о выпадающих НДФЛ и корпоративных налогах, о кумулятивном и синергетическом эффекте утраты человеческого капитала. С учетом иждивенцев и зависимых лиц, число граждан России, сместивших центр своих жизненных интересов за границу, сопоставимо с населением европейской страны. ВВП этой условной страны за 30 лет – это и есть выпадающая часть ВВП России, что может составлять сотни миллиардов или триллионы долларов США.
5 Предмет данной работы - группа эмиграционного риска, т.е. лица, которые планируют или осуществляют перемещение центра своих жизненных интересов за пределы российской юрисдикции (далее в тексте – целевая социальная группа, ЦСГ). Цель - удержать эффективных налогоплательщиков в российской юрисдикции. Внимание властей к данной проблеме отражено в паспортах национальных проектов России на период 2019-2024 гг. включением следующих направлений:
6
  1. В нацпроект «Культура» - «Поддержка творческих проектов, направленных на укрепление российской гражданской идентичности на основе духовных ценностей народов Российской Федерации».
  2. В нацпроект «Наука» - «Обеспечение привлекательности работы в Российской Федерации для российских и зарубежных ведущих ученых и молодых перспективных исследователей».
7 Новое осмысление «системы сдержек и противовесов» российского общества, связанное с предстоящими изменениями Конституции, востребует качественно иное понимание стабильности и преемственности в обществе. Краткосрочное воздействие на ЦСГ как на объект недостаточно; требуется эффективное государственное участие в переопределении ее субъектности.
8

Идеологические фазы новой России: прошлое и будущее

9 Российская идеологическая «предыстория» до 1985 года определилась позднесоветским «застоем»: постепенное омертвление официальной коммунистической идеологии в СССР, торможение экономики, непосильное бремя «пролетарского интернационализма» - военная и экономическая помощь десяткам стран. 1985 – 1991 – демонтаж государственной идеологии, либерализация всех сторон социальной жизни, начатый политикой гласности и перестройки. Закон «О кооперации» 1987 г. как старт перехода к многоукладной экономике. Обострение региональных конфликтов. Падение эффективности экономики, спад ВВП, деградация центральной власти. Установление дружеских отношений с Западом, односторонние геополитические уступки, крах СЭВ и Варшавского договора. «Парад суверенитетов» как подготовка к разрушению СССР.
10 1992 - 1999 – фактическое воплощение принципа «Берите себе суверенитета столько, сколько сможете проглотить»1. Нарастание региональной и этнической разделенности, региональные боевые действия. Нарастание рисков дальнейшего разрушения государственности России по аналогии с СССР. Окончательный распад советской идеологии и идентичности на фоне многопартийности в политике и многоукладности в экономике. Утрата внешнеполитических позиций, господство низкоуровневого маргинального либерализма.
1. Ельцин Б.Н., Председатель Верховного Совета РСФСР. Из выступлений перед руководителями автономных республик в Казани 6 августа и в Уфе 8 августа 1990 г.
11 2000 - 2007 – завершение тренда на дальнейший распад государства. Завершение региональных боевых действий. Начало проведения суверенной внешней политики. Укрепление государственности и начало формирования гражданской идентичности новой России. 2008 – настоящее время – внешнеполитические операции с военной составляющей (Грузия, Сирия, Украина) по периметру оставшейся сферы жизненных интересов России. Участие России в войне с ИГИЛ на стороне Сирии в собственных интересах в качестве стратегического игрока. Прояснение границ и защита сферы жизненных интересов России. Активация российской гражданской идентичности в период украинского кризиса с последующей частичной деактивацией к концу «десятых» годов на фоне общего снижения угроз и стабилизации экономики. Укрепление центральной власти и национально-патриотического начала.
12 Мы видим, что после окончания «застоя», начиная со времен позднего СССР, Россия пережила две крупных фазы направленности идеологического вектора в рамках одной и той же ориентации на рыночную экономику:
13
  1. 1985 - 1999 – либерализм, глобализм и «стирание границ», снижение роли государства в экономике, децентрализация и ослабление власти.
  2. 2000 – настоящее время – консерватизм, учет национально-исторических особенностей и укрепление суверенитета, рост роли государства в экономике, централизация и укрепление власти.
14 Такая типология при взгляде из периода 1985-1999 гг. показалась бы большинству наблюдателей неактуальной и «притянутой за уши», так как в повестке общественного осмысления стояла более примитивная и жесткая дихотомия «социализм и плановая экономика – капитализм и свободный рынок» (слово «капитализм» за пределами выраженно левого дискурса уже звучит слегка архаично). Общество, мучительно освобождаясь от советской «наивности», еще было неспособно различать «оттенки капитализма».
15 Что же ожидает Россию дальше? Этап внутренней сонастройки общества «изнутри себя и для себя». Принятие новой Конституции и новое осознание непрерывности существования российского государства и общества в своей идентичности. Стабилизация сферы жизненных интересов России и поддержки мировых трендов на многополярность, деглобализацию и дедолларизацию. Повышение комфортности российской юрисдикции, как универсальное лекарство от демографических, экономических, политических проблем. Адресная идеологическая работа с целевыми социальными группами. Переопределение общенациональной идеологии в прояснившихся условиях. Демаргинализация и здоровое развитие российского либерализма, который как раз и является идеологической парадигмой ЦСГ.
16

Упущенный шанс как трагедия российского либерализма

17 Российские либералы, будучи не более других искушенными в том, что ожидало впереди постсоветское общество, объективно являлись проводниками «общечеловеческой», т.е. западной точки зрения на происходящее. Антисоветские идеологи успешно внедрили в советское массовое сознание «правильную» вариантность дальнейшего развития страны: огромная примитивная «Верхняя Вольта с ядерными ракетами» (модное тогда словосочетание) - или компактная и комфортная европейская страна с высоким уровнем жизни. Такая дихотомия, конечно же, заключала в себе не выбор, а классическую «иллюзию выбора», так как первый вариант не нравился никому. Никто, ясное дело, не предлагал в качестве второго варианта что-нибудь вроде «крупнейшая демократическая держава с рыночной экономикой и высоким уровнем жизни». Но как можно было не верить в те годы новым, продвинутым друзьям из передовых стран? Было бы странно, если российские либералы не поддерживали бы вполне искренне их идеологические послания. Среди либералов начала 90-х было немало бывших диссидентов и правозащитников, прошедших школу личного сопротивления советскому режиму и доказавших свою ориентацию на общечеловеческие нравственные ценности, защиту прав и свобод человека. Эти люди отражали истинное, светлое содержание либерализма и добросовестно создавали в обществе ощущение правильности выбора якобы в пользу комфортной европейской страны, а в реальной жизни – в пользу разрушения общего экономического и политического пространства со всеми известными теперь последствиями.
18 За время своего полного господства в России 90-х либерализм не использовал свой исторический шанс и не дал населению обещанного в 80-х воссоединения с богатым и прогрессивным человечеством. «Полное господство» – это не фигура речи, а отражение реалий эпохи 90-х:
19
  • кадровый состав элит и прозападная ориентация руководства страны, вполне сравнимые с атрибутами «внешнего управления» современного украинского типа;
  • последовательное выполнение Правительством России рекомендаций со стороны международных финансовых организаций, в том числе касательно разрушения ненужных этим организациям российских механизмов и структур, а также касательно приватизации;
  • выбор «друзей» на геополитической арене и многолетний односторонний характер уступок в их пользу;
  • принятые в этот период Конституция 1993 года и ключевые правовые акты;
  • крайне лояльное отношение к СМИ и свободе слова вообще.
20 На этом фоне может показаться удивительным, но, с точки зрения либералов 90-х, исполнительная власть в России была противоположной для них силой. Произошло это по банальной причине. Естественный отбор в элиту политики и бизнеса среди людей, принявших соответствующие правила игры и назвавших при этом себя либералами, производился вовсе не по критерию их истинной приверженности либеральным ценностям. Мало того, подобный идеальный отбор не мог производиться даже гипотетически, так как в обществе отсутствовали соответствующие механизмы. Поэтому подлинные либералы в большинстве своем не были приглашены на пир маргинал-либералов 90-х. Как бы то ни было, шанс – потому и шанс, что в обозримой перспективе он дается единожды (вне зависимости от умения его использовать). Он был предоставлен историей либералам на все 8 лет суверенного ельцинского правления, и провал этого шанса имеет значение, игнорировать которое невозможно.
21

Маргинальный либерализм в России

22 Высшей ценностью либерализма являются права и свободы человека. К сожалению, его российская версия сложилась под воздействием следующих факторов «либеральных 90-х»:
23
  1. Глобализация элит. Управление страной осуществляли кадры с иностранными гражданствами и активами, подконтрольные западным спецслужбам и финансовым властям.
  2. Олигархизация элит. Срастание между собой бизнеса и власти привело к расцвету коррупции и разложению власти.
  3. Жесткие условия выживания постсоветской интеллигенции, как естественной социальной основы либерализма.
  4. Демонтаж советской правовой системы и зачаточное состояние гражданского общества, благодаря чему система «сдержек и противовесов» отсутствовала.
  5. Резкий переход из жестко структурированной советской реальности в вакуум идентичности.
24 Результатом явилось вынужденное приспособление ростков либерализма к суровой социальной реальности и его маргинализация. «Маргинальный» в настоящей работе означает классическое «находящийся на границе социальных групп» в совокупности со сложившейся в русском языке заметно негативной коннотацией «упрощенный, менее ценный, низший». Можно выделить 5 основных признаков маргинальности:
25
  1. Примитивная простота аргументов.
  2. Обращение к «нижним слоям» личности (к зависти, жадности, ненависти) под предлогом борьбы за высшие идеалы.
  3. Бинарность мышления по принципу «Кто не с нами – тот против нас», ведущая к радикализации.
  4. Эгоизм по отношению к иным социальным группам.
  5. Агрессия. Маргинал выносит приговор заранее.
26 Применительно к ЦСГ, т.е. либеральной группе эмиграционного риска, маргинальность включает в себя дополнительно:
27
  • Второстепенность идеологии в ряду жизненных ценностей, ситуативность идеологической лояльности;
  • Цинизм и неверие по отношению к России, породившие, вместо веры во что-то другое, склонность к чистой прагматике.
28 Российский маргинал-либерализм – дитя 90-х - впитал конфликтные социальные алгоритмы и далек от сочувствия к российской «почве» и истории. Несмотря на подростковый возраст, наряду с неустоявшейся формой своих проявлений, он сохраняет вполне ригидную, цинично-прагматичную сердцевину. В чем секреты его устойчивости?
29
  1. Пришедший первым занимает командные высоты. Фактор «первоначального накопления» применим и к идеологической сфере. Занятие стратегических высот при постсоветском дележе «идеологического рынка», обеспечило либералам широкое стартовое проникновение во власть, экспертное сообщество, образование, СМИ. Удержание доли «идеологического рынка» теперь эффективно дополняется технологиями цветных революций.
  2. «Изюминкой» российского маргинал-либерализма является активация низкоуровневой бытовой зависти в широких слоях населения (далеко выходящих за пределы ЦСГ), осуществляемая в отшлифованной форме антикоррупционного нарратива. Зависть, порождающая ненависть к «удачливому» коррупциогенному социальному слою, весьма качественно канализируется профессиональными либеральными технологами в антиправительственных инициативах. Методики работы с коллективной завистью более глубоки и опасны, чем кажется на первый взгляд, и заслуживают особого внимания и рассмотрения в отдельной работе.
  3. Либеральный стиль не сочетается с ограничениями, запретами и преследованиями – даже если речь идет о сепаратистах, криминалитете, террористических структурах. Либеральный подход не работает при обороне периметра жизненных интересов страны, выстраивании структур, укреплении дисциплины, учете национальных и региональных особенностей. Поэтому маргинал-либералы научились профессионально оппонировать власти, не обременяя себя излишней ответственностью, что помогает им сохранять позиции в новой России.
  4. Свою эффективность доказала проверенная маргинал-либеральная методика: «Никогда не сравнивай – «что было» с «что стало» (в России). Всегда сравнивай – «как в России» с «как на Западе» (в моменте)». Они не упоминают про объективные причины торможения социального прогресса в России, в том числе торможения из-за необходимости кардинального обновления и национализации элит (во многом либеральных), коррумпированных в течение либерального ельцинского десятилетия. О триллионном долларовом ущербе для постсоветского экономического пространства в связи с войнами по итогам разрушения СССР, и в связи с преодолением последствий российского сепаратизма, а также в связи с защитой от гибридного разрушения и ограничения России в «нулевых» и «десятых» - молчание или попытки доказать вред соответствующих затрат. Методика эффективно рифмуется со сменой поколений: каждое новое поколение, вследствие своего нежного социального возраста, воспринимает даже недавнюю историю как легенду, не беря ее точкой отсчета для объективного понимания социальной динамики.
  5. «Чем ярче свет – тем больше грязи». Растущая информационная прозрачность с каждым годом фокусирует либеральное негодование на все менее и менее значимых инфоповодах, создавая впечатление стабильно отрицательного фона.
30 Так или иначе, либеральные взгляды гражданина остаются маркером его социального и материального положения выше среднего. Либералов объективно больше среди работников творческого труда, лиц с в/о, предпринимателей и топ-менеджеров, молодежи, жителей крупных городов, работников передовых отраслей, активно путешествующих по миру и т.д., чем среди лиц из категорий, противоположных указанным. По этим причинам либеральный дискурс логичен, подкреплен фактами, нацелен на защиту личности, опирается на опыт наиболее развитых стран. Маргинал-либералы ЦСГ молоды, мобильны, креативны, образованы, эффективны как налогоплательщики, большинство их занято в передовых отраслях экономики. Они – будущее, генофонд нации. Это тот тип либералов, которых заслуживает российское общество в данный момент, нравится это кому-то или нет. За этих людей нужно бороться.
31

В фокусе - поколение Y

32 Сперва о наследии поколения X (1965-1983 г.р. включительно). Взаимодействие поколений внутри ЦСГ заслуживает отдельного внимания. Даже если представитель среднего класса вырос в семье «синих воротничков», получение образования и контакты по работе неминуемо приводили его к преемственному общению с работниками умственного труда предыдущей эпохи. Наиболее либеральной «прослойкой» советского общества была, конечно, интеллигенция: инженерная, творческая, научная... Подавляющее большинство этих людей не смогло легко войти в новую экономическую реальность после крушения советского режима. Для интеллигенции нематериальные факторы существования имеют особую ценность. Тотальный крах системы жизненных ценностей в связи с разрушением СССР стал уже вторым для России за всего лишь 70 лет, считая крах российской имперской идентичности. Наступивший ценностный вакуум явился для условного интеллигента экзистенциальным, более существенным потрясением, чем для условного «синего воротничка» (хотя в материальном плане обоим пришлось одинаково сложно). Советский интеллигент 80-х, очарованный либеральными идеями, мучительно трансформировался в офисного разнорабочего 90-х. Деятелям науки, культуры, медицины, образования приходилось особенно тяжело. На смену патерналистской уравнительной модели пришел набор несложных заповедей: «Можно все», «Каждый за себя», «Обмани первым», «Живем один раз».
33 В отличие от «новых русских», которые в качестве хозяев новой жизни демонстрировали свою роскошь с подчеркнутыми агрессией и эгоизмом, формирующийся «креативный» класс был лишен такой привилегии. Потери, нищета, отсутствие перспектив, ощущение второстепенности умственного труда в его традиционном понимании вели вчерашнюю интеллигенцию к разочарованию, личностному надлому, пассивной агрессии, цинизму и чувству безысходности. Постепенно сменялось и поколение.
34 Поколение Y (1984-2003 г.р. включительно), т.е. миллениалы, согласно мировому опыту, имеют общие черты:
35
  1. отстраненность и стремление дистанцироваться от других, нежелание длить неприятные контакты;
  2. недоверие к признанным авторитетам; нежелание напрягаться только потому, что кто-то так приказывает;
  3. подчеркнутое стремление к индивидуальной самореализации, установка на персонализацию своего контекста и преследование собственных интересов.
36 Такие черты миллениалов определяются везде, включая те страны, где 90-е годы были вполне безоблачным временем. Нетрудно посчитать – любой человек трудоспособного возраста не старше 35 лет – миллениал, т.е. наиболее перспективный работник. Особенностью миллениалов является сниженная потребность иметь что-либо в собственности в классическом смысле, т.е. распоряжаться – владеть - пользоваться. Большинству миллениалов вполне достаточно просто «пользоваться». Цифровая прозрачность создала условия для развития «шеринговой экономики», поэтому стремление к совместному использованию любых материальных ресурсов (в том числе предметов потребления) впечаталось в базовые социальные стереотипы поколения Y. Свобода от собственности, способствуя мобильности, автоматически увеличивает группу эмиграционного риска. Речь идет не только о сокращении круга сугубо практических обязанностей и полномочий гражданина как собственника имущества по месту его нахождения, вследствие чего присутствие гражданина в юрисдикции нахождения его имущества практически не требуется. Свобода от собственности, совмещенная со свободой трансграничного перемещения людей и капиталов, позволяет гражданам делать накопления и инвестировать самыми различными способами. Это ослабляет связь гражданина со страной своего происхождения, т.к. переключает его мышление в парадигму временной работы и временного проживания в той юрисдикции, где это выгоднее в данное время. Поколенческий фактор делает задачу работы с ЦСГ еще более важной и кратно усложняет ее.
37 Демографическая трагедия России в том, что на отечественных миллениалов повлияли еще два специфически российских отрицательных фактора:
38
  • «Демографическая яма» из-за снижения рождаемости в 90-х.
  • Совпадение периода первичной социальной самоидентификации старших миллениалов с либеральными 90-ми. Дети и подростки безошибочно считывали деструктивное состояние взрослых. Вынужденные свойства российской эпохи - цинизм, отстраненность, разочарование в ценностях предыдущего поколения - вошли в резонанс с особенностями поколения Y и усилили друг друга.
39

Гражданская идентичность

40 Гражданская идентичность здесь - индивидуальное чувство принадлежности к общности граждан конкретного государства, позволяющее действовать в качестве коллективного субъекта. Но в каких условиях работа с этой «одной на всех» идентичностью имеет смысл? Пожалуй, лишь в чрезвычайных, затрагивающих всех или значительную часть граждан обстоятельствах. Неизбирательность активации «общей» гражданской идентичности без крайней на то нужды ведет к подавлению естественных проявлений ЦСГ, и никак не ведет к выявлению и реализации устремлений ЦСГ. Члены ЦСГ, будучи помимо своей воли вовлечены в идеологически некомфортный для них консервативный национально-патриотический мейнстрим, накапливают в себе разочарование, агрессию, усталость. Довольно скоро они занимают еще более критичную позицию, стремясь во всем вокруг себя найти негативные стороны. И задумываются об отъезде за рубеж.
41 Иными словами, для разнорабочего существуют одни причины жить и работать в России, а для программиста-разработчика в сфере искусственного интеллекта – другие. И нарочитое внушение второму аргументов, убедительных для первого, может быть разрушительным для российской юрисдикции. Воздействие на ЦСГ должно быть избирательным. Таким образом, гражданская идентичность, как свойство гораздо более широкой аудитории, не рассматривается в настоящей работе как объект воздействия.
42

Гражданское общество

43 Рассмотрение гражданского общества позволяет взглянуть с дополнительного ракурса как на либерализм (в том числе маргинальный), так и на гражданскую идентичность. Как правило, термин «гражданское общество» обозначает совокупность персон и/или отношений вне властно-государственных и коммерческих социальных связей. Иногда этот термин обозначает сферу социальной жизни, не контролируемую государством. В любом случае, активисты гражданского общества всегда гордятся такими своими достоинствами, как отсутствие скрытых обязательств перед государственными и коммерческими структурами, критицизм по отношению к бюрократическим процедурам, неформальный свободный взгляд на вещи. Казалось бы, при таких установках они должны гораздо меньше интересоваться политикой и в целом взаимодействием с государством, чем средний гражданин, ибо политика – это ежедневная сфера внимания и ключевой инструментарий государства. Но все обстоит ровно наоборот.
44 Именно множество «активисты гражданского общества» является наиболее политизированной частью социума, причем де-факто оно во многом совпадает с множеством «либеральная оппозиция». Говорит ли это об изначальных деструктивных замыслах гражданских активистов, умело замаскированных под благие внеполитические намерения? Как правило - нет. Конечно, институции гражданского общества нередко создаются и финансируются (и, особенно, создавались и финансировались ранее, до принятия в России законодательства об иностранных агентах) для выполнения вполне антигосударственных идеологических задач. Но в большей части лидеры гражданской активности являются яркими, неординарно мыслящими личностями и духовными авторитетами для многих; визионерами, умеющими достоверно и привлекательно описать своим последователям образ цели; лидерами, способными брать на себя ответственность. Они остро ощущают несправедливость и чужую боль, стремятся помочь ущемленным и страдающим, готовы многим жертвовать ради своих, преимущественно либеральных, идеалов. Конфликты с официальными властями того или иного уровня не являются их «уставной» целью. Но в попытках выйти из парадигмы отношений «личность-государство» эти люди и их последователи не только не добиваются успеха, но, напротив, чаще втягиваются в противостояние со властью, тем самым укрепляя означенную парадигму, причем в негативном для себя ключе. В чем причина этого парадокса?
45 Путь к ответу открывает тот факт, что гражданское общество – это сфера реализации интересов граждан. Реализация интересов неразрывно связана с их защитой и отстаиванием. Объединение граждан в группы происходит очень быстро и вне зависимости от их первоначальных намерений, так как помогает наиболее эффективно защищать интересы каждого. И на первый план выходит групповая идентичность граждан как непосредственное, сильное ощущение каждого члена группы. Ее понимание является центральной, исходной точкой технологии идеологических изменений, т.е. идеотехнологии.
46

Групповая гражданская идентичность и ее генезис

47 Люди в социуме объединяются в первую очередь для решения проблем, а не для каких-то других целей. Более серьезная проблема сильнее занимает наше внимание, чем менее серьезная. Поэтому гражданин в большей степени ощущает себя частью группы, которая объединена решением жизненно важной проблемы, нежели группы, созданной для совместных развлечений. Приоритетность этой шкалы самоидентификаций динамично изменяется в течение всей жизни человека. Очевидно, что в каждый момент его поведение как гражданина, в том числе отношение к государству, определяется в первую очередь интересами тех социальных групп, которые для него сейчас наиболее приоритетны.
48 Но почему в заголовок раздела вынесена не просто «групповая идентичность» как признак лиц, объединившихся в группу, а именно «групповая гражданская идентичность», как понятие, ухватывающее тройственность отношений лица, группы и государства? Практика показывает, что в контексте правового государства социальные группы с противоречащими друг другу интересами (например, жители города и бенефициары уплотняющей застройки) не в состоянии долго выяснять друг с другом отношения без обращения к государству. Правовые нормы требуют следования процедурам, за которые отвечает государство, пресекая экстремальные формы конфликтов социальных групп. Кроме того, государство, как правило, также прямо или косвенно вовлечено в деятельность этих групп. Групповая гражданская идентичность (далее ГГИ) – это ощущение члена социальной группы себя гражданином государства. В отличие от «исключительно групповой» и «исключительно гражданской» идентичности, ГГИ оформлена, выражена гораздо сильнее, и четко позиционируется по отношению к другим социальным группам и государству. Причина проста: ГГИ является продуктом столкновения актуальных, реальных интересов. Итак, этапность формирования ГГИ такова:
49
  1. Преследование и защита гражданином своих интересов.
  2. Формирование группы единомышленников и возникновение ГГИ.
  3. Столкновение с интересами других социальных групп.
  4. Обращение/апелляция к государству граждан - носителей ГГИ, канализирующее импульс социальной группы к противостоянию в рамках правовой среды.
  5. Противостояние граждан – носителей ГГИ, помимо иных социальных групп, еще и с государством, и окончательное формирование ГГИ.
50 Практическая полезность ГГИ как ключевой характеристики ЦСГ подкреплена ее выраженными отличительными чертами от ГГИ иных социальных групп и имманентной защищенностью от схоластики и бесплодного теоретизирования вроде «Какой должна быть гражданская идентичность России?» Любая социальная группа является конкретной и ее ГГИ, скорее всего, будет определяться во вполне прикладных целях. Таким образом, выявление ГГИ, во-первых, возможно, во-вторых, информативно.
51

Выявление ГГИ

52 Сбор данных и анализ параметров ГГИ необходимо вести синхронно в трех разрезах социальных проявлений ЦСГ: фактология, облако смыслов и эмоций, семантическое ядро. Взятые в совокупности, эти разрезы дают вполне прикладную систему координат, позволяющую судить о ЦСГ.
53 Фактология. Здесь это получение и систематизация фактов и их взаимосвязей вне субъективной оценки представителей ЦСГ. Фактология является исходной, наиболее объективной и «плотной» частью данных, касающихся реальных физических, правовых, экономических действий, как проявления и финализации ментальной деятельности ЦСГ. Эти данные позволяют сформировать адекватную статистическую модель для дальнейшего математического моделирования. Сюда входит сбор поведенческих оффлайн шаблонов представителей ЦСГ в качестве протестующего, налогоплательщика, избирателя и актора иных социальных процессов. Еще более широким является сбор данных по онлайн проявлениям ЦСГ, имеющим количественно измеряемые результаты: опросы, сбор цифрового следа, различная статистика. Цифровой след является наиболее первичным, сырым исходным материалом, обработка которого под разные задачи может приводить к различным векторам действий в отношении ЦСГ. По итогам первичной обработки данных может быть сформирована условная «маркетинговая воронка», т.е. модель принятия решений и действия ЦСГ в ключевых социальных процессах, классификация причин и условий, приводящих ЦСГ к нежелательному поведению. Таким образом могут быть проявлены разветвленные и объемные алгоритмы, определяющие поведение ЦСГ. Фактологический разрез должен также учесть объективные различия между оффлайн и онлайн проявлениями одной и той же личности.
54 Облако смыслов и эмоций. Конфигурация смыслов, загруженных в сознание личности, формирует желаемую ею картину общества и угол зрения на существующий порядок. По отношению к этой конфигурации вполне уместен именно термин «облако», ведь подавляющее большинство маргинал-либералов ЦСГ не фокусируется на том, чтобы иметь стройную систему взглядов по каждому социально-политическому вопросу (иначе их трудно было бы назвать маргиналами). Ментальные конструкты, обуславливающие это облако смыслов, могут быть совершенно разнопорядковыми в силу своего генезиса – хаотичными или систематизированными, заимствованными на стороне или выстраданными лично, примитивными или разветвленными, etc. Значения этих конструктов могут по отдельности быть исчерпаны в рамках той или иной логики. Но, будучи взятыми в совокупности, эти значения приобретают общую окраску и направленность, порождая нечто большее - смыслы, не исчерпываемые полностью исходными ментальными построениями. Именно эта конфигурация смыслов и определяет вектор социальных проявлений личности. Выявив устойчивые, типичные для ЦСГ, детализированные на должную глубину смыслы, можно с высокой вероятностью вычленять элементы, подлежащие воздействию; предвосхищать ход мысли и реакцию представителей ЦСГ на планируемые властью шаги или иные события, хотя прямая ментальная «калька» предполагаемой ситуации может и отсутствовать в их сознании.
55 Мы, люди, есть не только то, что именно мы отвечаем на заданный нам вопрос. Мы есть также и то, на какие из заданных нам вопросов мы отвечаем, а какие - игнорируем. Поэтому, уяснив зону иррационального интереса и общий вектор свободных поисков истины, актуальные для ЦСГ, можно расположить в этих областях последовательность вопросов, вытекающих друг из друга. Эта логическая цепочка может быть весьма эффективна в переключении ЦСГ на позитивное восприятие своего будущего в российской юрисдикции.
56 К эмоциям и глубинным установкам. Личность, осознавая свои привычно уложенные «домашние» смыслы, воспринимает их с теми или иными эмоциональными переживаниями. Превышая определенный порог, эти переживания дают энергию действовать сообразно вызывающим их смыслам. Применительно к ЦСГ – это подготовка к эмиграции или иным нежелательным действиям. Сбор и группировка исходных данных в этой части включает в себя систематизацию эмоций в соответствии типовым ментальным конструктам ЦСГ. Важно типологизировать имеющиеся импринты, особенно в части ролевого моделирования, с целью последующего реимпринтинга, а также имеющиеся импланты и способы их внедрения в эмоциональную сферу ЦСГ. Существенную помощь в конструировании эффективных аллюзий, мемов, вирусной социальной рекламы, ориентированных на ЦСГ, окажет создание библиотеки эмоциональных реакций на исторические события, на интерпретацию своего положения в обществе, злободневные ситуации, на ключевые идеи современности как наиболее вероятные оси выстраивания эмоциональных реакций: экология, гендерное равенство, изменение климата и так далее. Также, на основании фактологических данных, целесообразно будет выявить и классифицировать взаимосвязи эмоциональных переживаний ЦСГ с параметрами ее импульсного поведения.
57 Семантическое ядро. Семантическое ядро (СЯ) здесь - упорядоченный набор слов, их форм и словосочетаний, которые наиболее точно характеризуют ГГИ. Метод сбора СЯ в целях выявления ГГИ отличается от метода сбора СЯ в целях коммерческого маркетинга. Если цель «коммерческого» СЯ - добиться некоего действия от читателя текстов, содержащих высокочастотные элементы СЯ, - то цель СЯ, собираемого в целях поиска ГГИ, значительно шире. Это выявление наиболее созвучных ее носителю вербальных элементов, а также обозначаемых ими эмоций и смыслов, с целью «выпарить» последние в кристаллы идейных конструкций. Такое СЯ обеспечивает адекватное понимание ГГИ, поэтому его можно использовать не только при побуждении к действию представителей ЦСГ к действию или маршрутизации к онлайн-ресурсу, хотя этот традиционный функционал также подразумевается.
58 Поверхностный слой СЯ является «упаковкой» смыслов в ту форму, которая удобна и привычна для восприятия ЦСГ. Это смысловые маркеры и сленг, которые подобны адресу на почтовом конверте – видя их, представители ЦСГ понимают, что сообщение доставлено по адресу и стоит его прочесть; это вербальные сигнатуры трендсеттеров, популярных сообществ, ключевых каналов информации, которые сходны с уникальным почерком заслуживающего доверия отправителя бумажного письма; высокочастотные элементы, несущие в себе призыв к действию. Этот слой СЯ более связан фактологическим срезом ГГИ и не столь сложен в использовании. Когда мы посылаем кому-то бумажное письмо, мы пишем адрес, чтобы оно было доставлено конкретному адресату. Мы запечатываем конверт, чтобы посторонние не прочли его содержание. «Идеальная упаковка» идеологического послания в элементы поверхностного слоя СЯ могла бы быть тождественна бумажному конверту: послание устроено и маркировано так, чтобы его получил только адресат, причем адресат захотел бы ознакомиться с посланием.
59 Глубинный слой СЯ – это ключевые идеологемы, из которых, как из кирпичей, составляется описание идеологии в целом; это вербальные конструкты, содержащие голограммы смыслов (2-3 слова вместо нескольких фраз или абзацев). Этот слой связан скорее с облаком смыслов и эмоций, и содержит высокоэффективные элементы, которые должны использоваться в послании к ЦСГ скупо и по делу.
60

Позитивная сборка

61 ГГИ можно уподобить центральной, исходной точке трехмерного пространства, в которой представитель ЦСГ идентифицирует себя, как социального актора. Такая самоидентификация возможна лишь в случае, если она приносит личности удовлетворение. ГГИ является свойством активной стороны такого социального существа как человек – ведь эта идентичность формируется в процессе совместного действия в среде разнонаправленных, в том числе противоположных, интересов. Действие нуждается в более сильных и мотивирующих положительных эмоциях, чем бездействие или привычное следование сложившимся путем. Человеку сложно долгое время осознавать себя в том качестве, которое вызывает у него отрицательные эмоции, и уж тем более активно действовать из этой самоидентификации. Он избегает задерживаться в таком контексте, стремясь найти те конструкции идей и взглядов, которые становятся для него источником положительных ощущений и уверенности в своей правоте. Таким образом, продолжая пространственные аналогии, вокруг ГГИ как точки социальной идентификации мы можем наблюдать прилегающую центральную совокупность позитивных идей и ценностей, которые, вызывая удовольствие, дают персоне смысл идентифицировать себя именно таким способом. Данная совокупность идеологем, или позитивная сборка, и задает в целом идеологическую плоскость, находясь в которой, персоне удобнее, комфортнее, выгоднее воспринимать окружающую социальную реальность. От ГГИ через позитивную сборку по всей идеологической плоскости ЦСГ расходится сознание своей уникальности, уверенность в своей правоте, импульс к действиям
62 Позитивная сборка не обязательно целиком должна иметь отношение к реальности. Мы есть не только то, что мы есть, но и то, что о себе думаем. ЦСГ имеет романтическую сагу о себе и своем высоком предназначении, которая, будучи выраженной элементами СЯ ГГИ, также частично формирует позитивную сборку. Именно позитивная сборка создает у представителя ЦСГ ощущение социального комфорта, достаточного для исполнения гражданских обязанностей – в том случае, если социальная реальность не слишком противоречит позитивной сборке. Что же происходит, когда позитивная сборка не сопоставлена с реальностью?
63

Критический социальный запрос

64 Сопоставляя идеологемы своей позитивной сборки с социальной реальностью, члены ЦСГ не находят ряда необходимых им элементов, критически важных для комфортного пребывания в российской юрисдикции. Выпадающая, нереализованная часть позитивной сборки – это критический социальный запрос (КСЗ). КСЗ в повседневности воспринимается представителями ЦСГ как совокупность того, что раздражает и травмирует; заставляет защищаться, фрустрировать, и, при превышении порогового значения, уезжать.
65 Медицинская аналогия: КСЗ является сообщением пациента о боли, А) переведенным с языка ЦСГ, Б) проверенным объективной диагностикой, В) изложенным в медицинских терминах врачом для назначения лечения. Как и болезнь, КСЗ способен частично инфицировать социальные общности, граничащие с ЦСГ. Его надо снять или хотя бы ослабить до уровня, недостаточного для нежелательных действий ЦСГ.
66

Сегментирование и снятие критического социального запроса

67 Снятие КСЗ, собственно, и является управляемой идеологической трансформацией. Предыдущие действия – это подготовка работы. В целях влияния на ЦСГ выделяются три сегмента КСЗ, подлежащие соответственно удовлетворению, игнорированию и переопределению. Информационное влияние ведется сообразно «онлайн - повадкам» ЦСГ, с предварительным тестированием и ранжированием по пригодности использования трендсеттеров, каналов информации, онлайн-сообществ. Информация, предназначенная для ЦСГ, должна быть «упакована» и маркирована адресно, чтобы она попала «в нужный почтовый ящик».
68 Удовлетворяемая часть. Предполагает самый желаемый для ЦСГ и самый проблемный для власти способ снятия КСЗ. Предварительная информационная кампания рекламирует прилагаемые властью усилия и разъясняет, как много незаметных действий выполняется к пользе ЦСГ. Данный сегмент КСЗ предварительно маркируется в информационном поле как ключевой и наиболее приоритетный. Снятие его, по-видимому, должно устранить почти все недовольство и дискомфорт. Социальный прогресс интерактивен; и удовлетворяемая часть КСЗ – та часть пути, который должна пройти власть. Необходимо исключить попадание сюда противоположных запросов от разных социальных общностей, а также элементов ситуативного общественного мнения; учесть динамику приоритетности удовлетворяемых элементов в глазах ЦСГ; заранее спланировать финальную кампанию по освещению факта и значимости удовлетворения КСЗ. Завершенные перемены фиксируются маркерами общей заслуженной победы в стиле «win-win».
69 Но ключевая и самая сложная задача в работе с удовлетворяемой частью КСЗ – предварительная проработка институциональных и проектных форм и процедур мероприятий, и собственно их проведение, включая: межведомственные увязки, корректировку перспективных планов вовлеченных ведомств, кадровые решения, легендирование причин и поводов мероприятий, взаимодействие с косвенно вовлеченными и условно независимыми сторонами, синхронизация действий и информационных компаний. Это отдельная проектная задача, интересующая автора, но выходящая за пределы возможностей узко идеотехнологической проектной команды.
70 В ходе удовлетворения части КСЗ, целевая социальная группа должна ощутить, что ее позитивная сборка, с одной стороны, и социальная реальность, с другой стороны, начинают сближаться, и в восприятии ЦСГ это будет выглядеть примерно так:
71
  1. В информационном поле представлен слегка иной набор точек зрения.
  2. В инфо поле появляются новые лица, а прежние смещают свои акценты.
  3. В законодательную и исполнительную власть приходят новые лица.
  4. Действия власти подчиняются другой шкале приоритетов.
  5. Вместо бинарного «Кто не с нами, тот против нас» приходит интерес к оттенкам и компромиссам.
  6. Власть слышит здравую идею даже от оппонента - «Не смотри на гонца, смотри на весть».
72 Переопределяемая часть. Соответствует наиболее творческой части работы с ЦСГ. Изменяя позитивную сборку, как ответную часть КСЗ, мы изменяем ГГИ. Изменение ГГИ ведет к смещению всего контекста ЦСГ в желаемом направлении, изменении ее идентичности. В иных терминах: переопределить (переформулировать) общественный запрос ЦСГ значит изменить ее «чувство голода» и «чувство боли» равно изменить тип ее информационного метаболизма равно изменить саму ЦСГ. Этот путь приводит к «изменениям изнутри наружу». Наблюдатель изнутри интерпретирует их как новую объективную реальность, созревшую в ЦСГ, а не как влияние внешних факторов. Для переопределения, излагая вкратце, необходимо:
73
  1. Ввести в инфополе, окружающее позитивную сборку, новые точки зрения позитивного типа (за что-то, а не против чего-то) на переопределяемый элемент, поддержанные частью трендсеттеров ЦСГ.
  2. «Разогреть» обсуждение новой темы до уровня, при котором по поводу нового взгляда активируется ГГИ. Дать теме побыть на пике общественного интереса, не давая ЦСГ преждевременно финализировать ее в ненужные выводы (активацией в нужное время новых обсуждений и лиц). Учесть мнения по теме как членов ЦСГ, так и иных стейкхолдеров, высказанные за время разогрева.
  3. Дождавшись легкой усталости ЦСГ от горячей темы, финализировать эту тему в вывод вне привычной дихотомии или спектра мнений, закрепив в позитивной сборке новый идейно-ценностный конструкт. Он снизит актуальность проблемных элементов позитивной сборки, переводя ее в несколько другую плоскость. Тем самым спорный элемент устраняется из КСЗ, снимая импульс ЦСГ к нежелательному действию.
74 Игнорируемая часть. Пассивная и низко затратная часть работы с КСЗ. Может быть применена, если:
75
  • предпосылки для активной работы с КСЗ еще не созрели;
  • собрано недостаточно данных, или они недостоверны;
  • приоритетность данных элементов КСЗ для ЦСГ низка или падает;
  • высока вероятность потери контроля при активных способах снятия КСЗ.
76 В порядке «гасящей» компании необходимо: представить в инфополе дискредитирующие тему высказывания людей с сомнительной репутацией с точки зрения ЦСГ; перегрузить ненужную тему различными точками зрения; использовать антипримеры, очевидно ассоциируемые обществом с ненужной темой; маркировать тему как несвоевременную и малозначащую. Далее – молчание.
77

Отличительные черты идеотехнологии

78 Чем же идеотехнология отличается от различных систем управления общественным мнением и поведением, в том числе предлагаемых к разработке в рамках сквозных цифровых технологий? Ряд исследовательских и практических подходов (в частности, сбор цифрового следа), как и ряд способов онлайн-влияния на поведение ЦСГ, безусловно, являются близкими к идеотехнологии, которая вбирает в себя значительную их часть. Но отличий больше, чем сходства. Для наглядности полезно типологизировать эти подходы, смежные по отношению к идеотехнологии, по глубине и продолжительности основного воздействия:
79
  1. Изменение мнения ЦСГ - поверхностный уровень воздействия (манипуляция). Этого недостаточно для решения задачи удержания ЦСГ, и вот почему. Стереотип притягательности эмиграции как способа переместиться в свободное от дефицита общество потребительского изобилия, сформировался еще во времена советского застоя, но для большинства населения стал реальной возможностью только во время либеральной фазы (1985-1999). Во времена поздней перестройки сформировалось по-народному краткое, архетипически устойчивое словосочетание, без пяти минут отрицательная идеологема: «пора валить». Это разрушительное идеологическое послание в адрес ЦСГ еще более окрепло в либеральные 90-е, питаясь страхом и неуверенностью в будущем. Дальнейшая стабилизация эмиграционного стереотипа в «нулевые» и «десятые» шла скорее по линии обычной трудовой миграции из развивающихся стран в развитые, дополнившись в «десятых» для части маргинал-либералов мотивацией покинуть «агрессивную, захватническую, диктаторскую» Россию. В течение 35 лет своего существования эмиграционный стереотип, мутируя, питался самыми разнообразными отрицательными переживаниями ЦСГ. Мы можем с уверенностью предположить, что переосмысление шаблона восприятия реальности, при котором выросло более чем одно поколение россиян, не может быть реализовано лишь на поверхностном уровне воздействия на общественное мнение. Общественное мнение ситуативно и изменчиво, и предполагает краткосрочный горизонт воздействия. Излишне затянутое воздействие на общественное мнение будет восприниматься ЦСГ как навязчивая пропаганда, вызывающая все большее раздражение.
  2. Изменение поведения ЦСГ – средний уровень (управление). Этот уровень воздействия, казалось бы, полностью соответствует цели настоящей работы. Действительно, изменение поведения ЦСГ в сторону сокращения эмиграции является практической, измеряемой целью. Поведение, как проявленная наружу часть ЦСГ, является достоверным индикатором перемен, но не надо смешивать индикатор со способом достижения цели. Воздействие непосредственно на поведение ЦСГ - безусловно, необходимый, но не достаточный уровень воздействия. Такое воздействие нацелено на ЦСГ как на объект, не обеспечивая необходимой трансформации самой субъектности ЦСГ. Влияние на поведение означает изменение, сгенерированное снаружи, которое и будет ощущаться ЦСГ, как сгенерированное снаружи, т.е. чуждое. Бихевиористический подход к воздействию на ЦСГ предполагает среднесрочный горизонт планирования. Не изменяя базовые идеологемы ЦСГ, он способен удержать ее от нежелательных действий на некоторое время, но не защищает от накопления отложенного запроса на эмиграцию.
  3. Изменение «социального метаболизма» и точки восприятия социальной реальности со стороны ЦСГ – глубинный уровень (перерождение). Данный уровень воздействия позволяет изменить параметры самоопределения и самоощущения ЦСГ. Это может быть инициировано снаружи, но будет ощущаться как изменение изнутри ЦСГ, что является критерием надежности и необратимости воздействия. Глубинный уровень сопряжен с долгосрочным горизонтом планирования и воздействия и позволяет идеотехнологически активировать изменение субъектности ЦСГ.
80 Говоря о минимальном времени эффективного идеотехнологического воздействия, необходимо учитывать, что личностное развитие каждого человека циклично. Эти циклы касаются в том числе социальной составляющей нашей личности. Психологи часто выделяют 7-летние, 12-летние и другие личностные циклы, завершающиеся кризисом перед началом нового цикла. Применительно к каждой конкретной персоне это означает, что, если к ее очередному личностному кризису будет накоплено достаточное количество новой информации, стимулов, идей, внешнего воздействия, относящихся к социальной сфере - в момент начала нового цикла это количество имеет большие шансы «перейти в качество», интегрироваться в личность. Когда значимую часть в составе ЦСГ начнут составлять люди, прошедшие свои личные кризисные точки бифуркации в нейтрально-положительной обстановке дозированного и аккуратного идеологического воздействия - ЦСГ ощутимо изменится. Представляется, что 7 лет - минимальный срок, в течение которого каждый из представителей ЦСГ может пройти хотя бы один персональный циклический кризис, по результатам которого может измениться его личное восприятие социальной реальности. Этот период определяет минимальную продолжительность идеотехнологического воздействия для достижения устойчивого результата.
81

Команды Заказчика и Исполнителя

82 Коллективному Заказчику, инициирующему воздействие на ЦСГ, необходимо пройти свою часть пути для достижения общей цели. Достижение цели удержания ЦСГ в российской юрисдикции предполагает прохождение ряда точек бифуркации, в которых возможно существенное уточнение предположений, сформулированных на предыдущих этапах. Интеграция и использование командой Заказчика промежуточных итогов работы для корректировки вектора дальнейших действий команды Исполнителя имеет, по крайней мере, не меньшее значение, чем сама работа Исполнителя.
83 Учитывая многовекторность, предполагаемую как в воздействии на ЦСГ, так и в социальных последствиях, связанных в первую очередь с удовлетворяемой частью КСЗ, необходима налаженная высокочастотная обратная связь между обеими командами - Заказчика и Исполнителя. Применение идеотехнологии не может быть социально изолированным процессом, т.е. изменить поведение ЦСГ в реальности можно, лишь изменив в некоторой степени состояние российского общества в целом. Проектный офис Заказчика предполагает эффективное межведомственное взаимодействие вовлеченных структур, в том числе из законодательной и исполнительной ветвей государственной власти, начиная с этапа оценки Заказчиком вариантов сегментации КЗС, представленных Исполнителем. Такое оперативное взаимодействие еще более необходимо при снятии КСЗ. Процедуры проектного межведомственного взаимодействия уже достаточно отработаны государством в системе реализации национальных и федеральных проектов.
84 Задачи и облик команды Исполнителя еще более традиционны. В междисциплинарной проектной команде должны присутствовать представители ведущих академических институтов - математики, программисты, статистики, экономисты, социологи, лингвисты, психологи, а также, на более поздних этапах, могут быть привлечены маркетологи и политтехнологи. Форма управления на стороне Исполнителя должна сочетать линейную управляемость организационно-производственного ядра проектной команды с матричной управляемостью прикрепленных (в том числе временно) академических исследователей и экспертов. Необходима стабильная возможность использования суперкомпьютерных мощностей для работы с обучаемыми нейронными сетями.
85 Форма институционализации и порядок финансирования проектной команды Исполнителя должны обеспечить устойчивость процессов диагностики и воздействия на ЦСГ на значительном временном горизонте. Длительная целенаправленная идеотехнологическая работа может быть в значительной степени обессмыслена ситуативной политикой в оценке результатов деятельности команды Исполнителя, поэтому приоритетной ее задачей является разработка разветвленной, многоуровневой, внеконъюнктурной критериальной модели и способа ее надежной правовой интеграции в структуру проекта.
86

Возможность заранее предусмотреть все возможные комбинации логических цепочек, возникающих при исследованиях ЦСГ, сегментации и снятия КСЗ, объективно отсутствует, так как речь идет о вариабельной сложной социальной системе. В этих условиях еще одной из ключевых задач команды Исполнителя становится поэтапное создание для каждой точки принятия решений вариантных идеотехнологических карт, позволяющих учесть все существенные стороны рассматриваемых социальных объектов и их перекрестные зависимости по каждому из вариантов. Это поможет команде Заказчика принимать верные тактические решения.

87

 

Заключение

Итак, укрупненная схема предложенной идеотехнологии такова:

88
  1. Постановка задачи и определение параметров целевой социальной группы.
  2. Выявление групповой гражданской идентичности (фактология, эмоции и смыслы, семантическое ядро).
  3. Выявление центральной сборки позитивных идеологем.
  4. Выявление и сегментация критического социального запроса.
  5. Снятие (удовлетворение, переопределение, игнорирование) критического социального запроса.
  6. Проверка, подтверждение, закрепление достигнутых идеологических изменений.
89 Данная работа нацелена на исходное структурирование смыслового поля, соответствующего эффективному управлению идеологической трансформацией ЦСГ, а также обозначению лишь самых базовых принципов работы и параметров организационных структур, необходимых для ее выполнения. Автор вдохновлен возможностью перевести деятельность на этом направлении в организационно-практическую плоскость до достижения конкретных результатов в отношении группы эмиграционного риска.

References

1. Kobozeva I.M. Lingvisticheskaya semantika. Izd. 4, stereot // URSS. 2009.  

2. L'yuis Kozer Funktsii sotsial'nogo konflikta // M. «Ideya-Press». 2000

3. Radaev V.V. Millenialy na fone predshestvuyuschikh pokolenij: Ehmpiricheskij analiz // Sotsiologicheskie issledovaniya. M., 2018

4. Ryazantsev C.V., Pis'mennaya E.E. Ehmigratsiya uchenykh i vysokokvalifitsirovannykh spetsialistov iz Rossii: tendentsii, posledstviya, gosudarstvennaya politika // Sotsiologiya. 2016, № 4.

5. Bespalova T.V., Rastorguev V.N. Patriotizm i russkaya tsivilizatsionnaya identichnost' v sovremennom rossijskom obschestve. Rossijskij nauchno-issledovatel'skij institut kul'turnogo i prirodnogo naslediya imeni D.S. Likhachyova, 2017

Comments

No posts found

Write a review
Translate